K2 Content http://murom-mama.ru Thu, 27 Jul 2017 16:39:43 +0000 Joomla! - Open Source Content Management ru-ru Ленинградцы-блокадники в Муроме. Часть 3, глава 7. МПЗ и Шульженко http://murom-mama.ru/stati/intervyu-s/leningradtsy-blokadniki-v-murome-chast-3-glava-7-mpz-i-shulzhenko.html http://murom-mama.ru/stati/intervyu-s/leningradtsy-blokadniki-v-murome-chast-3-glava-7-mpz-i-shulzhenko.html

b2a49d4f2ffc418d2ecc9f91f06Ленинградцы-блокадники в Муроме. Часть 3, глава 7. МПЗ и Шульженко

«В тяжелейших условиях начала войны коллектив, под руководством ленинградцев, сумел достроить и пустить завод. Эвакуированные жители Ленинграда и мобилизованные из Горьковской, Воронежской, Московской, Смоленской и других областей стали бойцами трудового фронта нового завода. В наши дни уже внуки и правнуки первопроходцев несут эстафету трудовых дел МПЗ на Вербовском».
Это информация из книги «Славный путь МПЗ 1941 - 2011».

Как тесен мир

Можно, конечно, было бы и промолчать о судьбах людей давно прошедшей войны. Кому интересно это слушать, а ещё и читать? Тем более, не об эпохальных событиях, типа взятия Берлина в мае или взрыва американской бомбочки над Хиросимой, а о каких-то блокадниках, которые в Муроме продукцию для войны делали...
Промолчать, конечно, можно было бы. Если бы мой прадед не вернулся с Первой Мировой войны инвалидом. Если бы Хиросима одной бомбочкой «Малыш» 6 августа 1945 года не была превращена в пыль. Если бы я не потратил 15 лет на поиски места гибели моего деда, участника Второй мировой, сына прадеда инвалида. Если бы мои друзья со срочной службы не возвращались с пулевыми ранениями, а их детей не возвращали домой «грузом 200». Можно было бы промолчать, если бы любители прав и свобод без чувства ответственности, не кричали у стен древнего Кремля о необходимости смены режима, а политики с магнатами не мечтали о разделе России на феодальные княжества, как это сделали с СССР в 1991 году.

Shulzhenko 1Shulzhenko 2

Shulzhenko 3Shulzhenko 4

ФОТО: Дань памяти ветеранам войны в деревне Адино

Любая война начинается с игры. Детской, экономической, политической. И мне, как бальзам на душу, что забытые в альбомах, чемоданах, антресолях фотографии наших предков нашли всенародное признание по всему земному шару в акции «Бессмертный полк». И дети, внуки и правнуки победителей фашизма в этой игре начинают изучать историю своего рода, села, города, страны не по чьим-то словам из учебника истории за оценку в классном журнале, а со слов семьи про вклад в этой Победе. Осталось "Бессметный полк" участников боёв дополнить фотографиями ветеранов трудового фронта, которые на колхозных полях и у заводских станков "пахали" вместо ушедших на фронт. Может тогда наши потомки будут ставить памятники на могилах своих предков, а не возводить обелиски жертвам «игр в войну». Может тогда и оценка по теме: " Уроки Первой или Второй Мировой" на уроке в школе будет осмысленной, а не за вызубренный и забытый через какое-то время материал. И цветы будут носить не на Братские кладбища, как это сделали мама с тётей только через 70 лет после гибели из отца за 500 километров от дома.

Как тесен и хрупок мир. Череда случайных встреч, обстоятельств и событий вершат судьбы не только отдельных людей, но и целых народов. Встреча с Ефросиньей Владимировной Сумник, как с защитницей крыш Ленинграда, ледовой дороги и строителем Мурома, подтолкнула меня к воспоминаниям о появлении в Муроме Анны Алексеевны Епанчиной и встрече с директором школы № 2 Галкиной Инной Викторовной. В этой школе Ефросинья Владимировна участвует в торжественном приёме ребят в пионеры. При обзоре экспонатов школьного музея говорим с Инной Викторовной не только о ленинградцах и деталях истории образования на посёлке, но и про участников из школы № 2 в жизни театральных коллективов «Контакт», «Контраст», «Прикосновение». Но тема сегодняшней прогулки: «Ленинград, война, эвакуация и музыка», поэтому иду в заводской музей МПЗ на встречу с директором Рябовым Валерием Витальевичем.

Три эшелона из тридцати с оборудованием и около 350 специалистов с семьями успели эвакуировать из Ленинграда в Муром до начала блокады. Будущий дирижёр Венского симфонического оркестра и Большого симфонического оркестра в Москве В.И.Федосеев был эвакуирован с родителями на Большую землю и попал в Муром в 1943 году. Будущий директор музыкальной школы № 1 Епанчина А.А., похоронив в блокаду всех родных, тоже приедет в Муром в 1943 году. В том же году в Муроме умер слепой музыкант Валёнков П.К., который переехал в Муром из Петербурга в 1918 году от голода и разрухи Гражданской войны.

Е.В.Сумник защищала блокадный город и встретила весть о Победе в Прибалтике. После войны вернётся в Ленинград. В 1956 году, по окончанию железнодорожного института и командировок на строительство мостов и тоннелей от Ангары до Оки, получит командировку в Муром и осядет здесь на 60 с гаком лет. Епанчина А.А с декабря 1943 года будет востребована в коллективах, в которых трудился П.К.Валёнков. Федосеев В.И. тоже вернётся с семьёй в Ленинград и начнёт путь музыканта с мировым признанием. Но начать эту главу я хочу с К.И.Шульженко, пластинки с голосом которой были в каждом доме, где был патефон.

«Синий платочек» и Шульженко Клавдия Ивановна (24.03.1906 – 17.06.1984)

Shulzhenko 5Shulzhenko 6

ФОТО: Шульженко И.И. с дочерью и сыном. Афиша Ленгосэстрады.

Эстрадная певица, народная артистка СССР, участница Великой Отечественной войны – это аксиома, которая для поклонников и любителей её творчества священна. Родилась в Харькове в семье бухгалтера Главного управления железной дороги Ивана Ивановича Шульженко, но железнодорожных мостов, и тем более МПЗ, не строила. И муромских детей музыке не учила, да и в Муром с концертом приезжала единственный раз 9 мая 1977 года. Но встретив начало войны в Ленинграде, она была свидетелем и бомбёжек, и голода, которые успели испытать строители МПЗ, эвакуированные в Муром во время блокады.

Судьбе было угодно, чтобы в 1928 году состоялся её дебют на сцене Ленинградского Мариинского театра, дебют как актрисы и певицы состоялся в 1923 году на сцене Харьковского театра драмы, а после смерти часть её архивов оказалась в Муроме.
С 1929 до 1942 года Клавдия Ивановна работала артисткой Ленгосэстрады. В начале войны добровольно вступила в ряды действующей Красной армии. Сотни концертов перед бойцами на передовых позициях фронтов, в госпиталях. В конце 1941 года в репертуаре Клавдии Ивановны появилась песня «Синий платочек», написанная польским композитором Ежи Петербургским и ставшая впоследствии легендарной. Первый вариант песни написан в 1940 году в Москве во время гастролей Белостокского "Голубого джаза" под управлением Генрика Гольда и Ежи Петерсбурского. Поэт Яков Галицкий, пробившись в номер Петерсбурского, показал ему текст песни, и тот экспромтом подобрал музыку в ритме вальса.

Воспоминание Якова Галицкого:

«Петербургский прочитал его, сел, не говоря ни слова, за пианино и, словно у него уже заранее была готова музыка, сыграл раз и другой коротенький сентиментальный вальс. Чтобы какая-нибудь фраза не вылетела из памяти, он тут же закрепил мелодию на нотной бумаге. Вальс понравился нам обоим, а также всем окружающим нас музыкантам, и уже на следующий вечер эту песенку-вальс спел на концерте в театре «Эрмитаж» польский певец Станислав Ляудану. И вскоре она разнеслась по всему миру».

Песню записывали на пластинку: Изабелла Юрьева, Екатерина Юровская, Лидия Русланова. Все записи выходили с указанием автором текста Якова Галицкого. «Военный» вариант, который позднее назовут «песней окопного быта», появился в 1942 году на Волховском фронте. Шульженко гастролировала там с джазом Алексея Семенова (в январе 1942 года переименованного в Ленинградский фронтовой джаз-ансамбль), и юный лейтенант Михаил Максимов протянул ей листок со словами текста. Новый текст, после единственной репетиции, она спела в тот же день на концерте для летчиков.

Shulzhenko 7Shulzhenko 8

Shulzhenko 9

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ФОТО: Аккомпаниреют Л.Беженцев и Л.Фишман. Фото на память после концерта. Фронтовой джаз-ансамбль.

Shulzhenko 10Shulzhenko 11

Shulzhenko 12Shulzhenko 13

ФОТО: К.И.Шульженко с Коралли, с Кобзоном, с оркестром. Г.К.Епифанов с лётчиками. 

С джаз-оркестром Семенова, в котором к тому времени они с мужем Владимиром Коралли стали художественными руководителями и были ими до лета 1945 года, рядовая Красной армии Клавдия Ивановна Шульженко прошла всю войну. Голод в Ленинграде не щадил никого. Несколько музыкантов ансамбля умерли от дистрофии, но 12 июля 1942 года на сцене Ленинградского Дома Красной Армии состоялся 500-й концерт. С песней «Синий платочек» она снялась в фильме «Концерт фронту», с плёнки которого была выпущена пластинка для фронтовиков и Ленинградского радио. Благодаря исполнению фронтовых песен Клавдия Ивановна получила всесоюзное признание. Но судьба песни без эпизода в Московском доме звукозаписи, куда ансамбль вызвали для подготовки программы к 25-летию создания РККА (Декрет от 28 января 1918 г.), не будет полной.

«В Москве во время подготовки программы «Города-герои» Шульженко пришла в Дом звукозаписи, чтобы положить военный платочек на граммофонный диск. Зима стояла лютая, Дом почти не отапливался. Станки в аппаратной были укрыты брезентовыми шатрами, обогревательные приборы поддерживали температуру, ниже которой восковые блины для записи пришли бы в негодность, да и сами станки не смогли бы вращаться. Не снимая пальто, Шульженко вошла в студию. От дыхания певицы микрофон покрывался инеем, но она пела так, как никогда раньше. Знала, что пластинку ждут на фронтах. Закончила петь и была уверена, что лучше не сможет, что этот первый вариант должен быть и последним. Но когда прошла в аппаратную, к ней навстречу кинулась молоденькая женщина, вся в слезах – оператор Галя Журавлева:

- Клавдия Ивановна, я испортила вам запись! Вспомнила, как провожала на фронт мужа, как он в последний раз поцеловал нашу дочурку, и не могла сдержать слез. И не заметила, как они падали на воск и растопили его…
- Таким браком можно гордиться, - заметила Клавдия Ивановна».

О «Синем платочке» писали много, в том числе и в письмах к Клавдии Ивановне. Один фронтовик вспоминал, как после страшного боя на Курской дуге не мог разбудить солдат, чтобы покормить. Но кончилась передышка, надо снова идти в атаку. За грохотом взрывов не было слышно команд. «Тогда он крикнул: «За синий платочек! Вперёд, за мной!» И все поднялись, как один, словно их живой водой окропили».
Лётчик Ростислав Родионов написал из госпиталя:
«Мой самолёт подбили над вражеской территорией. Ранило в обе ноги. Думаю – всё, не дотяну до линии фронта. Но радиомаяк передавал Ваши песни. Я слушал и летел на Ваш голос – посадил машину у своих. А вот ноги у меня отрезали…»

Есть в воспоминаниях Клавдии Ивановны эпизод с концерта в госпитале. Забинтованный с ног до головы боец Балтийского флота говорить не мог, но что-то пытался объяснить руками. Никто не мог понять раненого, пока попавший с ним в госпиталь юнга не объяснил, что его командир просит исполнить песню «Руки». И снова этот юнга с выжившим командиром встретятся с Клавдией Ивановной после войны уже в телестудии на Шабловке при записи программы «Голубой огонёк». И снова попросят исполнить песню «Руки». И ещё эпизод про солдат, которые привязывали синий лоскуток на штыки и с криками за "Синий платочек" шли в бой. Генерал лейтенант авиации Иван Федорович Голубев сказал: «Песни Шульженко, как снаряды и патроны были нам нужны в бою! "Синий платочек" и сейчас с нами на всю жизнь!» А разве не с такими же мыслями наши мамы, бабушки, прабабушки с детьми стояли у станков и выполняли план на колхозных полях за ушедших на войну?

Shulzhenko 14Shulzhenko 15

Shulzhenko 16Shulzhenko 17

ФОТО: Игорь Кемпер с родителями. К.И.Шульженко с Г.К.Епифановым.

Подробности биографии певицы можно найти в автобиографической книге «Когда вы спросите меня», а я ограничусь датами из этой книги. С 1930 года была замужем за эстрадным певцом и артистом разговорного жанра Владимиром Филипповичем Коралли, настоящая фамилия Кемпер (1905-1995). В мае 1932 года родился сын Игорь Кемпер. В 1954 году они развелись. Владимира Коралли после смерти похоронили рядом с бывшей женой. С 1956 года по 1964-й и затем с 1976-го до конца жизни Шульженко состояла в фактическом браке с Георгием Кузьмичом Епифановым (1918-1997), кинооператором. Он в 1940 году окончил ВГИК. В годы Великой Отечественной войны служил кинооператором ВВС Первого Белорусского фронта. Его аэросъёмки вошли в фильмы «Берлин» и «Разгром Японии» (1945 г.). Кроме документальных и художественных фильмов принимал участие в съёмках Государственных официальных мероприятий, последних съездов КПСС.

Shulzhenko 18Shulzhenko 19

Shulzhenko 20

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ФОТО: Епифанов Г.К. за работой. 

Какое отношение эта информация имеет к блокадникам на Вербовском? На Ленинградском заводе «Краснознамёнец» Клавдия Ивановна не работала, но многие из них были зрителями её концертов как до переезда в Муром, так и во время блокады. И голод, при котором кружка кипятка была для многих спасением, не обошёл её стороной. Одни воевали с оружием в руках или у станков заводов, а она с армией артистов воевала словом, песней, поднимая дух уставших и голодных защитников на передовой, в госпиталях, в заводских цехах блокадного Ленинграда. Нет в её архиве писем с Вербовского, но есть слова благодарности защитников дороги через Ладогу, по которой людей эвакуировали и в наш город. И есть Государственные награды за работу. В том числе и Орден Ленина.

Shulzhenko 21Shulzhenko 22

Shulzhenko 23

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ФОТО: Орденоносцы. 

После смерти Георгия Кузьмича часть семейных архивов будет храниться в Муроме, в семье его племянницы Н.В.Мориной. Эти материалы, благодаря стараниям Надежды Владимировны, станут доступны жителям города и области через встречи в школах, городском музее, передачам на телевидении. А из моей памяти уже сорок лет не уходит образ песни Ильи Семёновича Жака на слова Василия Ивановича Лебедева-Кумача «Руки», прозвучавшей в исполнении Клавдии Ивановны на сцене ДК 1100-летия Мурома 9 мая 1977 года:

Нет, не глаза твои
Я вспомню в час разлуки,
Не голос твой услышу в тишине,-
Я вспомню ласковые и трепетные руки,
И о тебе они напомнят мне.

И когда Клавдия Ивановна начинала петь припев:

«Руки!
Вы словно две большие птицы!..»,

Над сценой поднимались не руки исполнительницы, а словно два крыла огромной птицы, которые летали, обнимали, спасали, любили… Песня, написанная в 1939 году, не уходила из репертуара певицы до конца творческой жизни и выросла, как, впрочем, и все её песни, до мини-спектакля. Не зря её первая профессиональная встреча со сценой началась с драматического театра. Около двух лет Шульженко и Коралли работали с джаз-оркестром Я.Скоморовского, в котором И.С.Жак работал музыкальным руководителем и был любимым композитором и аккомпаниатором Клавдии Ивановны. И не могу пройти мимо её воспоминаний про слова из песни «Руки» в адрес И.С.Жака: «Когда по клавишам твои скользили пальцы, каким родным казался каждый звук» я пела непосредственно ему».

В музее ДК 1100-летия храниться автограф:
«Дорогие муромцы! Я встречаюсь с Вами впервые и счастлива, что это состоялось в день Победы и год шестидесятилетия Великого Октября. Этот старинный город прекрасен своей вечной молодостью. Счастья Вам, здоровья и дальнейших успехов! Клавдия Шульженко. 9 мая 1977 год».

Shulzhenko 24Shulzhenko 25

ФОТО: Фотогафия с автографом Шульженко К.И.

А блокадники? 27 января 2017 года в эфире телекомпании «Муромский меридиан» прозвучала цифра: «Сегодня в Муроме проживает 25 жителей блокадного Ленинграда и одна защитница Северной столицы». А в далёких 1945, 1946 годах, с известием о Победе рабочие из Ленинграда ринулись в отдел кадров за расчётом, чтобы вернуться домой. Ведь в 1941 году их отправляли сюда в командировку. Кому возвращаться было некуда и не к кому, остались здесь. У слесаря Миронова в Ленинграде от голода умерла жена. Очередная партия эвакуированных в Муром заводчан привезли его дочку. При встрече девочка, с явными признаками дистрофии, бросается на шею А.С.Любимовой и называет её мамой. Так родилась одна из семей будущего рабочего посёлка Вербовский. Как тесен и взаимосвязан мир.

Продолжение следует

Источники: - «Славный путь МПЗ 1941 – 2011» М., Весь Сергиев Посад. 2011. - Клавдия Шульженко «Когда вы спросите меня», М., Молодая гвардия, 1981. - Глеб Скороходов «Тайны граммофона: Все неизвестное о пластинках и звездах грамзаписи» М.,: Эксмо, Алгоритм, 2004. - Интервью с Мориной Н.В.
Фото: автора, из группы Адино, архива Н.В.Мориной, музея ДК 1100-летия г.Муром
Иван Васильевич Костин

]]>
kostin_ivan_vasilevich@mail.ru (КИВ) Интервью с... Mon, 05 Jun 2017 10:58:59 +0000