• Iain Blake1Предназначение женщины: долг или "долг"???

    Слово "должна" прочно вбито в мою голову. Я должна хорошо учиться и быть послушной девочкой, я не должна сердиться, я должна понять, я должна всю себя отдавать детям, я должна сделать карьеру, я должна быть счастливой в конце концов... Кому должна-то? Кто оценивает наши "долги", кто выставляет счета и кто по ним платит?

    Прокомментируй первым! Прочитано 863 раз Подробнее ...
  • FRANT zOA29HuqRWcТеатр кукол «Франт» начинает приём новогодних заявок

    Не смотря на то, что до нового года остается еще больше двух месяцев, сюрпризы и сказки для маленьких гостей готовятся заранее. Так, представление «Тайна Королевской елки» состоится с 21 по 30 декабря 2017 года и с 3 по 7 января 2018 года в ДК железнодорожников по адресу: Муром. Ул. Привокзальная дом 4.

    Прокомментируй первым! Прочитано 443 раз Подробнее ...
  • 1photo 150660304Группе «Муром на старых фотографиях» год

    Через две недели, 18 ноября 2017 года, группе «Муром на старых фотографиях» исполняется ровно год. А начиналась жизнь группы не с работника музея, не с краеведа, которые интересуются датами и событиями старины. Владимир Михайлович Берёзкин был простым собирателем в свой альбом появляющихся в интернете фотографий. Скачивал, что нравилось или напоминало о прошлой жизни. Таких собирателей и открытых групп с фотографиями про Муром изобилие. А вот альбом, к фотографиям в котором обозначены не домыслы с воспоминаниями в комментариях, уходящих далеко за пределы объекта обсуждения, а подписи к объектам с адресами и авторами этих фотографий, я встретил впервые.

    Прокомментируй первым! Прочитано 353 раз Подробнее ...
Яндекс.Метрика
Воскресенье, 26 Февраль 2017 18:24

Ленинградцы-блокадники в Муроме. Часть 2. Глава 5. Путь к Мурому

Оцените материал
(11 голосов)

1leninblokad2gl5Ленинградцы-блокадники в Муроме. Часть 2. Глава 5. Путь к Мурому

В начале марта 1942 года Анна Алексеевна Епанчина эвакуировалась из Ленинграда через Ладожское озеро, в феврале 1944 года открыла в Муроме музыкальную школу, а 9 мая (16 марта?) 1973 года на Московской 37а встретилась с Мстиславом Ростроповичем. И пили чай, говорили об искусстве, о Ленинграде, о музыке. И много знакомых имён вспоминали, которых Анна Алексеевна знала до со времён учёбы в Ленинградской консерватории до войны, а Мстислав Леопольдович знал не только по роду своей деятельности, но и как педагог консерватории после войны. Но прежде чем перейти к описанию приезда Епанчиной А.А. в Муром, у меня родился вопрос к ветерану КГБ Виктору Григорьевичу Зайцеву.

- Виктор Григорьевич! Как могли опальному музыканту разрешить приезд в закрытый город? В немилость Ростропович с супругой попали в 1969 году в связи с поддержкой Соложеницина. И, насколько я понимаю, в задачу подчинённых Вашего отдела входил контроль каждого шага Ростроповича? И как он к Епанчиным попал?

- По первому вопросу предположение неверное. Ростропович в Муром приехал с разрешительными документами, подписанными на самом верху. Знаменитый человек мирового масштаба. У него был свободный проезд по всей стране. На концерте был аншлаг, а детали его ссоры с высшими властями нас не интересовали. Нам приходилось заниматься некоторыми товарищами из его сопровождения, которых в закрытых городах интересовали вопросы далёкие от музыки. А встречу у Епанчиных я организовал для него, чтобы осталось яркое впечатление о городе, о людях нашего города. Тогда у нас работал самобытный художник Орджоникидзе Измайлов, а Анна Алексеевна была не только высокопрофессиональным музыкантом, но и увлекательным собеседником. Им было о чём поговорить. Гости остались довольны.

2leninblokad2gl5Ростропович в Муроме

Талантливый человек, в отличии от посредственности, талантлив во всём. По утверждению П.И.Чайковского вдохновение и талант обходят стороной ленивых. А.С.Пушкин утверждал, что гений и злодейство – две вещи несовместимые. Человек без сердца может достичь какой-то планки в той или иной сфере деятельности, но его достижения никогда не станут классическим примером для школяров. Анна Алексеевна и Мстислав Леопольдович были учителями с большой буквы. По работоспособности, самоотдаче, широте мировоззрения и человеколюбию я бы поставил их рядом.

Запрет на работу с оркестрами в больших залах мегаполисов и на гастроли за границей за поддержку А.И.Соложеницина, не исключал сольных концертов в провинции. Имея индульгенцию на свободное передвижение по стране, Мстислав Леопольдович даёт сольный концерт и в Муроме под аккомпанемент пианиста. По воспоминаниям Нины Сергеевны Епанчиной, участника чаепития, погода была по-весеннему тёплой. Надежда Дмитриевна Антонова, как и.о. директора дворца встречавшая в тот день высокого гостя, говорит наоборот. Мороз под 20, ветер, снег, на плечах тёплая шаль, а в гостевой комнате обогреватель. За сорок с хвостиком лет какие-то детали про погоду могли и раствориться в пространстве. А вот то, что Ростропович М.Л. в Муроме встречался с Епанчиной А.А., факт доказанный. Приезжал без Галины Павловны Вишневской, потому что у неё был свой график и маршрут гастролей.

Из воспоминания Антоновой Н.Д.
«Все службы дворца начеку. На сцене рояль марки «Эстония», настроенный накануне нашим композитором, преподавателем муромского педучилища Москалёвым Вениамином Яковлевичем и начищенный до блеска машинистом сцены. К крыльцу подъехала машина. Вышел водитель в белой дублёнке с высоким воротником. Я уже поворачивалась уходить, ведь приехал не он, и вдруг увидела, как этот водитель протискивается сквозь узкие входные двери с огромным синим виолончельным футляром. Войдя на вахту, блестя запотевшими очками, он заговорил с нами как со старыми знакомыми.
- Вот что значит матушка-Россия! Глубинка-то российская! Зима-то русская, настоящая!
Что-то в этом роде, но смысл тот.

Ни капельки мании величия мировой звезды. Только попросил стул, чтобы повесить фрак и полюбовался красотой пустого зрительного зала с лепниной и хрустальной люстрой. Через некоторое время около вахты появилась девица в пальто до колен и модных тогда сапогах-чулках. Высокомерно и сухо спросила, где переодеваются для концерта. Потом увидела девицу позади Мстислава Леопольдовича, который попросил на несколько минут помощи какого-нибудь пианиста послушать девицу. Ростропович, не поняв смысла обращения к нему девицы без намёка на музыкальную грамотность, попросил у наших музыкантов (Сотник Т.А. и Пронь Л.В.) прощения за прерванное занятие, попрощался и пошёл готовиться к концерту. Эпизод с девицей, которой за бесцеремонность досталось от наших преподавателей, я вспомнила по причине скромности и доступности великого мастера даже для бездарностей. Можно только предположить, сколько времени по всей России отрывали у него подобного рода «таланты».

3leninblokad2gl54leninblokad2gl5

ФОТО Зрительный зал ДК 1100-летия города Муром

Занавес закрыт. Слышны голоса заполняющегося зала. На сцене рояль, стул аккомпаниатор курсирует вдоль рояля, явно волнуясь. Третий звонок. Ростропович с виолончелью за кулисами. У ведущего из Москвы не просто серьёзное, а пожалуй, устрашающее выражение лица. Вероятно от волнения: как встретят музыканта в маленьком городке Муром?»

По заявлениям очевидцев, шквал оваций встретил музыканта при открытии занавеса, сопровождал окончание каждого номера и зрители долго не отпускали его после завершения второго отделения. Некий дискомфорт внесли припозднившиеся студенты педучилища, заполнявшие балкон, но студенты быстро заняли свои места и концерт прошёл без сучка и задоринки. А овации? Говорят, что после второго отделения Мстислав Леопольдович играл ещё минимум одно, третье отделение. И как радостно он обнимал каждого, кто выходил на сцену с восторженными словами. Москалёв В.Я. начал с общих слов, какие обычно говорят знаменитостям. Потом сравнил свою встречу с Ростроповичем со встречей деда с Шаляпиным и Мстислав Леопольдович чуть ли не бегом бросился обнимать Вениамина Яковлевича. А после триумфальной встречи он оставил автограф в книге для гостей:

«С большой радостью встретился с чутким зрителем Мурома. Прекрасный Дворец, но он кажется ещё лучше, когда наполняется вашими тружениками. Большое удовольствие для артистов играть хорошим людям. Народный артист СССР, Лауреат Ленинской премии. 16.03.1973 г.» Подпись М.Л.Ростроповича.

В 1974 году семья выезжают за границу, получив выездную визу, оформленную как командировку Министерства культуры СССР. В 1977-1994 годы Ростропович возглавлял Национальный симфонический оркестр США. В 1978 году, «за благотворительность антисоветским центрам», М.Л.Ростропович и Г.П.Вишневская лишены гражданства с формулировкой: «За ущерб престижу СССР». В 1990 году Горбачев отменил постановление, по которому Ростроповича и Вишневскую лишили гражданства, наград и почетных званий. Но музыкант не принял ни советского, а позднее и российского гражданства, он решил остаться «гражданином мира», но совершил с симфоническим оркестром США турне по России. В 1991 году, когда в Москве с 19 по 21 августа ГКЧП устроили путч, Ростропович без оповещения и визы, что было чревато риском для жизни и свободы, специально из Парижа прилетел в Москву и присоединился к толпе, защищавшей Белый дом. Такова была его позиция.

5leninblokad2gl56leninblokad2gl5

ФОТО Муром март 1973 г., Москва август 1991 г.

По пути к Мурому. Алабушки, Электросталь

1leninblokad2gl5О позициях Анны Алексеевны скажут дела с друзьями и учениками, а пока возвращаюсь к моментам биографии из её дневниковых записей. В книге «Воспоминания» есть фотография семьи деда Анны Алексеевны – Алексея Павловича Епанчина, на которой вторым слева стоит отец Анны Алексеевны Алексей Алексеевич. Но не количеством детей она привлекла моё внимание, в семье моих родителей детей побольше. Познакомившись с родословной Епанчиных и узнав судьбу почти всех участников фотографии, вспомнил слова Вольтера: «Война есть бедствие и преступление, включающее в себя все бедствия и все преступления».

Жизнь в деревнях военных лет была не легче, чем в городах. Мужчин, технику, здоровых лошадей, всё, что могло двигаться и держать в руках оружие отправляли на фронт. Лучшие женские кадры мобилизовывались на работу в промышленность, на транспорт, на заготовку топлива на торфяных болотах и лесных делянках. В колхозах оставались клячи, полуразбитые трактора, старики, инвалиды, дети, да женщины, не мобилизованные на выполнение более нужных государству заданий. И без скидок на трудности, власти обязывали ослабленное крестьянство бесперебойно снабжать город и армию сельскохозяйственной продукцией, а промышленность – сырьем под лозунгом: «Всё для фронта, всё для победы над врагом».

Рабочий день во время посевной начинался в четыре утра и заканчивался поздно вечером. Работали за отца, за брата, за всех ушедших на фронт. При этом голодным селянам надо было успеть еще и свой собственный огород засадить. Зимой было не легче. В «биографии моей мамы» я уже писал, как весной и осенью в плуг впрягались шесть девчат и по ночам, после работы на колхозных полях, пахали свои приусадебные участки. Но партийные чиновники и здесь находили почву для своей деятельности. Читаю послание Горьковского обкома КПСС райкомам с требованием проводить в сельских ячейках разъяснительную работу, что нельзя впрягать людей в плуг, а надо использовать для этой цели коров и быков.

Кострома, как и другие регионы, была перевалочным пунктом для эвакуированных. Детей распределяли по детдомам, более-менее трудоспособных взрослых – на промышленные предприятия и в колхозы. Анна Алексеевна получила направление в Моисеево-Алабушки Тамбовской области. Но одно дело учить людей музыке, и совсем другое - с раннего утра до позднего вечера, без выходных, орудовать вилами, лопатой, таскать тяжёлые мешки. Даже деревенские жители, прирученные к сельскому труду с детства, с трудом справлялись с такой нагрузкой, не то, что ослабленный блокадой организм Анны Алексеевны. Поэтому неудивительно, что в глазах деревенских жителей, эта новенькая, щупленькая, городская «белоручка» попала в разряд нерадивых, отстающих. А если деревня клеймо поставит, то это надолго.

«Моя жизнь в целом и не отличается от жизни моих современников, а с другой стороны – очень отличается. Общее – голодное и холодное детство. Во времена НЭПа некоторое улучшение жизни. В 1934 году, когда начались сталинские «реформы», мы ждали, что нас арестуют и вышлют, как было с большинством гатчинских жителей. Мы спали с приготовленными узелками – смена белья, полотенце, мыло, зубная щетка, гребешок. Ждали ареста все тридцатые годы, но миновало. Друзья, учёба, работа в училище им. Мусоргского, война, блокада, переезд через Ладожское озеро и ночевка в пустой холодной церкви на берегу. Потом жизнь в Костроме, жизнь в Моисéе-Алáбушках. Это было в конце июня 1942года. Я еще физически не окрепла после блокады и перетрясок эвакуации. Морально вся была разбита, раздавлена, искалечена, изнемогала от окружения этих тамбовских скотов. Все мое существо воплощало в себе «осколки разбитого вдребезги».

Был теплый летний вечер, почти совсем стемнело. С «сажнем» на плече, замерив вспаханную трактором землю, с обычным страхом и тоской, я шла к «табору», когда в темноте загремела подъезжающая таратайка. Не доезжая до костра «табора», тележка остановилась, и женский голос крикнул: «Кураков здесь?» И, получив ответ, что нет, исчезла в темноте. Лица сидевшей в ней женщины я не разглядела. И только потом узнала, что это была Ирина Семеновна, секретарь райкома, но властный, уверенный , повелительный голос ее поразил меня.

Он внезапно напомнил мне, что и я когда-то была человеком, живущим и действующим, а не вечно никуда не годным, с точки зрения местных жителей, всеми презираемым «эвакуированным» существом. Ничего не знающим, ничего неумеющим, и никому не нужным. Ночевала на крыльце чьих-то изб, ходила во время работы за 36 верст с больными ногами.

Если бы год назад, весной 1941года, мне сказали, где и каким униженным существом я буду через год, я не могла бы этому поверить. Но в тот темный и теплый июньский вечер 1942 года, если бы мне сказали, что через два года я опять буду жить полной жизнью, и окружающие будут видеть во мне человека, этому в тот вечер я тоже не могла бы поверить. И в особенности не могла бы поверить, что и у меня будет властный голос, уверенные манеры, право приказывать».

Издевательства в Моисеево-Алабушках прекратились, когда Анну Алексеевну по разнарядке включили в список мобилизованных на военный завод в Электросталь. Работа на заводе тоже требовала немалых физических сил. Она стала точить гильзы для снарядов. Но резец толи сломался, толи вырвало из суппорта, и мастер уже была готова объявить о смерти работницы, но пронесло. Анна Алексеевна осталась живой. И она решается на бегство из Электростали - через Фрязево – Владимир – Ковров – в Муром. В своих воспоминаниях назовёт это бегство, без билета на проезд, под чужой фамилией, фантастическим и необдуманным. По законам военного времени оно могло стать для неё роковым, но и в этот раз пронесло. И пройдя через катарсис блокады, деревенских унижений и заводской мясорубки, не растеряла человеческого обличия. Нашла в себе силы переплавить тяготы роковых испытаний в судьбу, чтобы впоследствии делиться этим опытом со своими учениками.

7leninblokad2gl58leninblokad2gl5

9leninblokad2gl510leninblokad2gl5

ФОТО Военное время в деревне и городе

Продолжение следует

Материалы: из биографии Ростроповича М.Л., А.А.Епанчина «Воспоминания» Муром 2003, воспоминаний Епанчиной Н.С., Чегодаева В.Л. и Антоновой Н.Д.
Фото из архива семьи Епанчиных, музея ДК 1100-летия Мурома, открытых источников.
Иван Васильевич Костин

Прочитано 948 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Наши друзья

Teatr Frant Murom

Nash krai

jaropolch

0book33

Рейтинг@Mail.ru


 
doroga domoi