• FRANT zOA29HuqRWcТеатр кукол «Франт» начинает приём новогодних заявок

    Не смотря на то, что до нового года остается еще больше двух месяцев, сюрпризы и сказки для маленьких гостей готовятся заранее. Так, представление «Тайна Королевской елки» состоится с 21 по 30 декабря 2017 года и с 3 по 7 января 2018 года в ДК железнодорожников по адресу: Муром. Ул. Привокзальная дом 4.

    Прокомментируй первым! Прочитано 159 раз Подробнее ...
  • FRANT zOA29HuqRWcРешил всё-таки Алёша Пеночкин пойти в школу

    А всё потому, что Золотая Рыбка выполнила главное его желание. Освободила его от подготовки к школе и посещению в ней скучных и не нужных шестилетнему Алёше уроков. Ему интереснее было проводить время с тараканами, которые целыми днями бегают, прыгают, а не изучают какие-то скучные буквы с цифрами. Рыбка согласилась исполнить только одно желание, потому что невод Алёша не сплёл, в море три раза не закидывал, рыбку не ловил. Вот рыбка и «подарила» ему тыкву вместо головы.

    Прокомментируй первым! Прочитано 171 раз Подробнее ...
  • 1 P 7FzH gEYoПервый фестиваль самобытной культуры «Россию строят мужики» в Муроме

    Любое дело требует навыков, терпения и сноровки. Вот и муромские ребятишки 16 сентября 2017 года в Доме народного творчества под присмотром родителей примеряли шлемы ратоборцев, крутили старинный гончарный круг под приглядом Дмитрия Лебедева из Касимова, наблюдали за работой на самодельном лучковом токарном станке столяра Евгения Анчурина из Мурома, слушали народные песни, принимали участие в конкурсах на игровом поле «Богатырёв двор», где проходил фестиваль «Россию строят мужики». И у меня родился вопрос к директору ДНТ Барановой Александре Ивановне:

    Прокомментируй первым! Прочитано 185 раз Подробнее ...
Яндекс.Метрика
Суббота, 19 Август 2017 13:25

Ленинградцы-блокадники в Муроме. Часть 3, глава 8. Рождение МПЗ

Оцените материал
(7 голосов)

Znamja IMG 6787Ленинградцы-блокадники в Муроме. Часть 3, глава 8. Рождение МПЗ

Три эшелона из тридцати с оборудованием и около 350 специалистов с семьями успели эвакуировать из Ленинграда в Муром до начала блокады. Будущий дирижёр Венского симфонического оркестра и Большого симфонического оркестра в Москве В.И.Федосеев был эвакуирован с родителями на Большую землю и попал в Муром в 1943 году. Будущий директор музыкальной школы № 1 Епанчина А.А., похоронив в блокаду всех родных, тоже приедет в Муром в 1943 году. В том же году в Муроме умер слепой музыкант Валёнков П.К., который от голода и разрухи в Петербурге переехал в Муром в 1918 году.

Из истории рождения МПЗ

Тем, кто интересуется историей не надо объяснять, какая международная обстановка была в 30-е годы и зачем стране был нужен ещё один завод взрывчатых веществ. В 1936 году начали подготовку документов. К весне 1938 года провели инженерно-геологические исследования на нескольких площадках страны и выбрали Муром Горьковской области. 23 октября 1938 года принято Постановления Правительства СССР «О строительстве капсюльного завода в районе г.Мурома». Предполагалось строительство двух цехов: капсульного и пиротехнического на двух разных площадках. Один цех на берегу Оки в районе фабрики Войкова, а второй недалеко от деревни Подболотня. Срок сдачи завода под № 253 запланировали на 1 июля 1940 года, и 4 ноября 1938 года началось его строительство в лесном массиве за речкой Вербовка.

К концу ноября 1938 года на новостройке, которая развернулась по обе стороны речки Вербовка, работали 377 человек – землекопы, плотники, каменщики. Они готовили траншеи под коммуникации и фундаменты жилых домов, копали котлованы и шурфы, прокладывали водопровод, строили мост. Временный, деревянный. На левой стороне копали траншеи для будущих цехов, на правой - возводили три барака для рабочих. Позднее начнут и на левой, административной стороне, возводить семь капитальных двухэтажных домов. Но за 1939 год были построены три барака, да расчищена от лесного массива площадка для будущих цехов.

О паспортах

На новостройку, в основном, шла сельская молодёжь. Во-первых, зарплата деньгами, а не палочками за трудодни, а во-вторых, рабочим выдавали паспорт, который давал возможность самим, а не председателю колхоза, распоряжаться их судьбой. Обязательная выдача паспортов всем гражданам, достигшим 16-летнего возраста, была введена лишь после принятия Совмином постановления № 677 от 28.08.1974 года. А до этого момента сельским жителям выдавалась справка, с указанием цели и срока для отлучки до 30 дней, подписанная председателем колхоза. Было ещё постановление ЦИК и СНК СССР о паспортизации от 27.12.1932 года, но оно коснулось только населения городов, рабочих посёлков и новостроек.

Формулировка постановления:
«В целях лучшего учета населения городов, рабочих поселков, новостроек и разгрузки этих населенных мест от лиц, не связанных с производством и работой в учреждениях или школах и не занятых общественно-полезным трудом (за исключением инвалидов и пенсионеров), а также в целях очистки этих населенных мест от укрывающихся кулацких, уголовных и иных антиобщественных элементов. Гражданам, постоянно проживающим в населенных пунктах, где введена паспортная система, паспорта выдаются без подачи ими заявлений, а гражданам, прибывающим в эти населенные пункты из других местностей, по их заявлениям».

Молдаване

Krasnyj lush 1Krasnyj lush 2

Krasnyj lush 3Krasnyj lush 4

ФОТО: "Красный луч" с 20-х годов ХХ века до 2000-х годов века XXI.

Пока шёл спор о целесообразности строительства второго цеха на берегу Оки, часть рабочих перебросили на строительство мануфактурной фабрики «Красный луч». Но сроки поджимали и в 1940 году на новостройку прислали более тысячи человек из Бессарабии, отторгнутой от России по Брестскому договору 3 марта 1918 и присоединившейся к СССР в июне 1940 года. Расселили в недостроенные дома. Одни втянулись в работу сразу и внесли оживление южным темпераментом в жизнь строителей, а другие открыто саботировали и требовали возвращения домой. И, несмотря на острую нехватку рабочих рук, основную часть молдаван, по их требованию, отправили в Кривой Рог.

Механизация труда

У плотников – топор с пилой, у каменщиков с землекопами - лопата, носилки и тачки. А единственное средство подвоза строительных материалов к объектам – лошадка и телега. Тачки - такие же носилки, только ручки для одного человека и небольшое колесо впереди вместо второго носильщика. Бригады первых строителей собирали из жителей окрестных деревень и вербовали за Окой. Для строителей, кроме шлакозасыпных бараков, построили столовую. Часть рабочих направили на строительство плотины и временного моста на Вербовке, который прослужил до 1978 года, пока не возвели 98-и метровый мост с бетонными перекрытиями и литыми перилами. С трёх бараков и начнёт разрастаться посёлок Вербовский.

Из истории рождения МПЗ

Строительство хоть и не форсировалось, но и не останавливалось. В сентябре 1939 года было создано строительное управление ОСМУ-2, которое и стало подрядчиком почти всех строительных работ. Одноэтажные бараки, двухэтажные кирпичные дома и, конечно же, заводские корпуса. В основном – шлакозасыпные. Но к началу войны генеральная смета по строительству была освоена только на 15 %. В том числе по основному производству на 6 %, а по жилищному - на 17 %. Указ от 22 июня 1941 года о всеобщей мобилизации призывного возраста вообще оголил новостройку. И только благодаря приезду ленинградцев пустили завод и стали снабжать фронт продукцией. Постановлением СНК СССР от 24 июня предписывалось эвакуировать оборудование, специалистов, сельхозпродукты и скот из прифронтовой полосы в тыл. Старейший Ленинградский капсульный завод «Краснознамёнец», которым руководили директор Т.И.Агафин и главный инженер В.М.Костылев, решено эвакуировать в Муром. Планировали отправить 30 эшелонов по 30 вагонов, но пришло только три эшелона.

Новостройка

Строчка из книги «Славный путь МПЗ»: «С 1939 года с геодезистами работает подболотский подросток Алексей Костаков». Среди первопроходцев на стенде музея вижу портрет его земляка и однофамильца, Костакова Анатолия Павловича, землекопа с 1938 года, прадеда мастера на все руки в театральном коллективе «Контакт» Руслана Евгенова.

Из переписки с Водчиц Ириной Анатольевной, дочерью землекопа Костакова А.П.:

« Вы говорите, что Руслан рассказывал о дедушке, который строил первые дома? Руслан мог рассказывать Вам про своего деда Евгенова Михаила, зятя папы, который работал на заводе экскаваторщиком и мог копать котлованы под дома, а потом перешёл работать на кирпичный завод. А мой отец Костаков Анатолий Павлович ему прадед и помнить его Руслан может только по нашим рассказам. Папа учился четыре года, потом пас коров. В 1938 году начали строить завод, и он копал там котлованы. До войны родились две дочери и сын, который умер от менингита. После войны родились ещё три дочери. На войну призвали в первые месяцы. (Год рождения 1914. Призван 10.04.1942) Был пулемётчиком, но и там копал окопы. Защищал Ленинград, а в 1944 году после тяжёлого ранения был комиссован. Вернулся на завод, но работал уже маляром.

Жили мы в бараке. Этот период до сих пор помнится, как самый интересный момент беззаботного детства. Потом отцу дали трёхкомнатную квартиру. Одну комнату занимала сестра Нина с мужем Михаилом и сыном Володей, будущим отцом Руслана. Я после школы окончила Муромский радиотехникум и в 1969 году получила направление в Молодечно, где и познакомилась со своим будущим мужем. Бригада маляров, в которой работал папа, была чересчур «дружной» и часто поле работы шли не по домам. После «чапка» папа часто плакал, а во сне скрипел зубами. Может войну вспоминал, а может от боли после ранения. Пуля пробила руку и грудную клетку ниже сердца. Но руки у него были «золотые». И плотник, и столяр, и маляр. Эти качества передал и зятю с внуком, деду и отцу Руслана. Они тоже были мастерами на все руки.

И немного о совпадениях. В одну из последних встреч папа сказал, что когда их из Мурома отправляли на фронт, они на три дня застряли в Барановичах, а оттуда переправили на защиту Ленинграда. Я по распределению, после окончания радиотехникума, попадаю в Молодечно, где познакомилась с будущим мужем. С 1990 года живём в Барановичах. Сестра Нина после окончания торфяного техникума, который позднее переименуют в радиотехникум, тоже получила направление в Беларусь, в город Лида. Там познакомилась с Михаилом родом из Могилёва, будущим дедом Руслана. И наша дача находится между станциями Барановичи – Лида, за лесополосой железной дороги, по которой пролетают поезда на Санкт-Петербург. По ночам, когда ночуем на даче и слышим шум поездов, невольно приходят мысли об отце».

В архиве Ирины Анатольевны сохранился "Наградной лист" от 1 сентября 1949 года на представление к награждению медалью "За боевые заслуги" пулемётчика 260 стрелкового полка 168 стрелковой дивизии Костакова Анатолия Павловича. А позднее из Государственного Архива Министерства обороны она получила список награждённых Указом Президиума ВС СССР  за боевые заслуги Орденом Красного знамени, в котором на странице 126  под № 89 напечатано имя её отца.

Nagradnoj list IMG 6784Nagradnoj list

ФОТО: Наградной лист на медаль "За боевые заслуги" от 1 сентября 1949 года

 

Эвакуация капсульного завода «Краснознамёнец» в Муром

Отъезжающим специалистам выдавали справку, что они отправляются в командировку и за ними сохраняется право на жилплощадь в Ленинграде. Предписывалось брать только самое необходимое, ведь уезжали ненадолго. Специалисты с семьями отправлялись с баулами и чемоданами, а молодёжь налегке. 11 июля первый эшелон без приключений прибыл в пункт назначения. 10 июля на территорию Ленинградской области вступили фашисты. Второй эшелон, отправленный 18 июля, попал под бомбёжку на станции Москва-Сортировочная.

Эшелон успели отогнать в безопасное место, но людям, сбежавшим во время бомбёжки, пришлось его долго искать. От Москвы до Мурома доехали без происшествий и вспоминали поведение друг друга при бомбёжке уже со смехом. У женщин с детьми, особенно с грудничками, воспоминания были совсем не весёлые. Ехали в теплушках. Во время пути питались всухомятку, продуктов не хватало. Не отпускали мысли о детях, которых эвакуировали с детскими учреждениями в другие регионы, да и чьи-то родители не хотели покидать родных стен. Все надеялись на быстрое возвращение домой.

Второй эшелон пришёл в Муром 23 июля. Третий, и последний, в августе 1941. Ждали прибытия четвёртого эшелона со специалистами, оборудованием, полуфабрикатами, оснасткой для лаборатории, который был готов к отправке. Но 8 сентября 1941 года массированной бомбёжкой бадаевских складов с продовольствием началась изнурительная блокада. Основная часть оборудования и специалистов остались в Ленинграде. А в Муроме ни завода, ни жилья. Только строительная площадка с недостроенными шлакозасыпными корпусами, да плотно заселённое строителями жильё. С началом блокады оборвалась всякая связь с родным городом и «быстрое» возвращение из командировки растянулось на 4 года.

Быт

Muzej IMG 6784Muzej IMG 6785

BarakiBaraki 1

ФОТО: Первые строители, первые постройки на посёлке.

В каждой квартире жили по несколько семей. В домах капитальной застройки на каждого жильца приходилось по 5,3 кв.метра, в бараках – по 3,2. Это во время и после войны на территории посёлка достроили бараков до 32-х, а вначале войны ни бараков, ни землянок на всех не хватало. Ленинградцев пришлось размещать на постой в дома крестьян окрестных деревень. Жители съёмных квартир из деревень ходили на завод и обратно по 5 – 7 километров. В жилом фонде завода было ещё 15 землянок на 3 – 4 человека. Окон них не было и свет проходил через остеклённую часть двери. Для многих домом было то место, где можно было переодеться в чистое бельё и выспаться.

Дневная норма отпуска хлеба по карточкам, которые отменили только в 1947 году, для рабочих вредных цехов доходила до 1 килограмма, рабочим основных цехов – 800 грамм, служащим – 600 грамм. На рынке четверть молока и килограмм мяса стоили не менее 500 рублей при зарплате мастера основного производства 880 рублей. Но голод не тётка и добротные вещи московских и ленинградских модников переходили женихам и невестам окрестных деревень. Но это идеальная картина. Ведь главной задачей крестьян не только во время войны, но и в послевоенный период восстановления разрушенной страны, было обеспечение фронта, города и новостроек продовольствием, поэтому излишек продуктов и у них не было. Часть жителей деревни пекли хлеб из жмыха с картофельно-тёрочных заводов, у кого был доступ на такие заводы, да собирали лебеду вокруг деревни с гнилой картошкой на полях.

Ленинградцы не могли знать, что уже 8 сентября 1941 года их родной город будет отрезан от страны, что жителей ждёт 900 блокадных дней, и что многие, вместе с заводами, эвакуируются в разные города на востоке страны на долгие годы. Не мог знать и В.М.Костылев, что сопровождая первый эшелон на новое место работы, именно ему приказом от 23 августа 1941 года (в другом источнике 19 августа) будет предписано в пятидневный срок принять завод от И.Н.Васильева.

Из воспоминаний Костылева В.М.

«…8 июля 1941 года в 11 часов дня последовал вызов директора завода и меня (тогда главного инженера) к секретарю обкома. По прибытию нас немедленно приняли и сообщили, что по решению Советского правительства наш завод должен срочно эвакуироваться. На сборы было дано 30 часов. На вопрос: «Кто выезжает?», - директор ответил: «Выезжает главный инженер». Мне передали поручение Наркома, чтобы по пути эшелона я прибыл к нему, и что весь личный состав завода выезжает с семьями и с необходимыми носильными вещами. Не успели мы вернуться на завод, как к его подъездным путям был подан эшелон – 15 крытых вагонов для людей и 15 платформ под оборудование.

В него грузили в первую очередь неустановленное и неиспользуемое в основных цехах оборудование. С эшелоном выехали главный технолог завода и технологическое КБ, зам.главного механика и КБ механизации, рабочие инструментального, ремонтно-механического цехов, частично личный состав основных цехов. Предусмотрительно была отобрана и некоторая техническая документация…

Уже стемнело, когда наш состав тронулся. Не думал я тогда, что вернусь лишь через долгих 15 лет… При эвакуации все мы были глубоко убеждены, что наш завод эвакуируется на законченное стройкой предприятие, и что наша задача будет заключаться в организации в кратчайший срок выпуска необходимой для фронта продукции. Задачу мы понимали правильно, а вот убеждения наши рассеялись сразу после прибытия на место.

В стадии строительства находилось лишь 15-20 процентов предусмотренных проектом производственных зданий, нет тепла, нет связи, нет кадров. Была лишь развороченная, перекопанная траншеями, без чётких контуров площадка строительства. Завод имел один 40-квартирный дом и два 12-квартиных, но они были в городе на расстоянии 12 километров от строящегося завода. Поражала неорганизованность на стройке: не было установлено очерёдности строительства, видимо здесь совершенно не представляли специфики предстоящего производства.

Через пять дней после прибытия нашего эшелона поступила телеграмма Наркома о моём назначении главным инженером, а через месяц – директором. Одновременно из Наркомата поступил план выпуска заводом продукции, для выполнения которого немедленно требовалось, как минимум, 2.5 тысячи производственных рабочих и немедленный ввод строящихся мощностей…».

Так главный инженер, 30-летний инженер-испытатель, который уже имел научные разработки в капсульном производстве, взвалил на себя пуск завода, который должны были пустить ещё год назад, 1 июля 1940 года. Кроме этого надо был решать вопросы с жильём, спецодеждой, питанием и обучением растущего коллектива. И все вопросы не терпели отлагательств. Это потом появятся в его биографии строки, что на Вербовском он приобрёл опыт большого руководителя и будет награждён орденами Трудового Красного знамени и Октябрьской революции. Но до приезда в Муром он уже был награждён Орденом Красной Звезды за вклад в победу над белофиннами, а сюда он прибыл, будучи главным инженером завода, значит уже с опытом руководителя.

Осенью 1941 года обком КПСС передал строящемуся заводу в качестве подсобного хозяйства на время войны совхоз племенного животноводства «Зимёнки». Заводу – питание, совхозу – рабочая сила. Для подготовки специалистов привлекли школу ФЗО, которая до войны готовила строителей. Во время войны возглавлял её приехавший из Ленинграда М.В.Абашин. Подростков мобилизовывали из школ по разнарядке, как в армию и такой порядок набора существовал до 1 июля 1946 года. Через 6 месяцев обучения распределяли на рабочие места, а полгода строем: на учёбу в цеха к наставникам, в столовую, в баню. Кроме обучения основным специальностям, в ФЗО готовили слесарей, токарей, электриков, штукатуров, плотников. Указом ВС СССР от 3.10.1940 года все выпускники РУ и ФЗО считались мобилизованными и были обязаны по месту распределения отработать 4 года.

Школа ФЗО

Для подростков, оторванных от дома, школа ФЗО стала вторым домом, а наставники с мастерами производственного обучения, и мамами и папами. Чувство голода не покидало людей всё военное время и подростки, с отсутствием жизненного опыта и чувства ответственности, и домой сбегали, и спецодежду меняли на хлеб, и воровали. Но во время войны не было скидок на детство. Если в Адинском колхозе несовершеннолетних маму с тётей за невыполнение нормы могли лишить земельного надела, то на заводах подростков, как и взрослых, судили за опоздание, урезали норму хлеба, штрафовали.

Отменили отпуска, выходные, перерывы на обед. Приём пищи, если было чем перекусить, разрешался на рабочем месте, а днём отдыха считался переход из одной смены в другую. Меры по увеличению продолжительности рабочего времени предпринимались по всей стране. Указом Президиума ВС СССР от 26 июня 1940 года за опоздание, и тем более за невыход на работу, отправляли под суд. В годы войны эти меры ужесточили.

В июне 1943 года на военных предприятиях ввели военное положение с ответственностью от гаупвахты до трибунала. Директор именовался начальником завода, командному составу присваивались воинские звания с выдачей формы. Рабочие считались мобилизованными и по решению трибунала провинившихся приговаривали к лишению свободы, чаще на 5 лет, или отправляли на фронт в штрафные роты. Школа ФЗО 1 июля 1946 года была укомплектована уже по принципу свободного набора учащихся, а не по мобилизации, как во время войны. В 1949 году выпустили последний, десятый выпуск кадров для завода и школа ФЗО завершила своё существование.

Сейчас либералы, в угоду своим заокеанским спонсорам, пытаются переписать историю. Себя преподносят как многострадальных патриотов за политические убеждения, а народ страны, которая дала им жизнь, называют захватчиками. Но где были бы сейчас либералы, и были бы вообще, если бы во время разгула фашизма по Европе «захватчики» не вводили военного положения на своей территории и не погибали на чужой ради освобождения народов либеральной Европы? Что было бы с народом, если бы в Кремле сидел не Сталин Иосиф Виссарионович и в Муромском ГК ВКП(б) не Москвин Василий Афанасьевич, бравшие на себя груз забот о стране, о городе, а Ельцин с «прихватизаторами» или Явлинский с Навальным? Но время справедливый судья и хороший лекарь.

Пуск завода

Pervye IMG 8562Pervye IMG 8560

ФОТО: Первые руководители завода и первая бригада, выпустивная первую партию продукции.

23 октября 1941 года первая партия изделий отгружена по назначению. С этой даты начинается отсчёт времени, как пополнился строй действующих заводов. И хотя численность коллектива продолжала расти до 1945 года, стабильность наступила в суровую зиму с 1941 на 1942 год с пуском новых объектов и рождением первых руководителей подразделений из рабочих. Летом 1942 года на завод прибыли 54 станочника из школы ФЗО города Усмани, а к осени пополнился группой подростков, вывезенных партизанами с оккупированной Смоленщины. В том же году прибыли восемь ленинградских студентов из Казани, девять из спецвыпуска Ивановского текстильного института, которые отработали положенные по закону 4 года. И из ленинградской группы выпускников КХТИ на МПЗ до пенсии проработали только двое, столько же из ивановской группы.

Около 150 человек подростков из Смоленска попали в Муром. Макар Петрович Петров, проучившись 4 месяца на печника в школе ФЗО при УНР-173, прошёл путь от печника, каменщика до бригадира и был удостоен звания «Заслуженный строитель». Сейчас орнаменты на домах, которые он копировал с варежек супруги, уже заменяются другими орнаментами. Но он был первым, кто внедрил орнаменты из красного кирпича на фоне силикатного, чтобы стандартные коробки чем-то отличались друг от друга. Его земляки на новом заводе учились 6 месяцев, потом переселялись из общежития школы в барак № 18 по 8 – 10 человек в комнату, и на завод, на свои рабочие места, где тоже становились мастерами своего дела.

В сентябре 1943 года завод впервые завоевал переходящее Красное знамя Наркомата боеприпасов. За работу в последние 2 военных года завод 15 раз завоёвывал это знамя, а в 1946 году его вручили на постоянное хранение. 12 мая 1944 года в газете «Правда» опубликован Указ о награждении за успешное производство боеприпасов. Работники МПЗ получили 3 Ордена Ленина, 10 Орденов Трудового Красного знамени, 18 Орденов Красной звезды, 33 Ордена «Знак почёта», 42 медали. За годы войны награды получили 133 работника. Для первой Книги Почёта портреты рисовал Андрей Васильевич Морозов. Вторую Книга Почёта продублировали рисунками А.В.Морозова и пополнили фотографиями новых передовиков с мая 1944 по ноябрь 1950 года.

Znamja IMG 6787Znamja IMG 6790

Продолжение следует

Источники: - «Славный путь МПЗ 1941 – 2011» М., Весь Сергиев Посад. 2011.
Фото из книги «Славный путь МПЗ 1941 – 2011», И.А.Водчиц, И.Мирошкина и группы «Муром на старых фотографиях».
Иван Васильевич Костин

Прочитано 277 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Наши друзья

Teatr Frant Murom

Nash krai

jaropolch

0book33

Рейтинг@Mail.ru


 
doroga domoi