• Kontakt 7MlwmEBNDnkСамодеятельный театр. Часть 4. Глава 14. «Контакт» как наркотик…

    «Когда я, четырнадцатилетней девочкой, пришла записываться с Людой Донцовой в драмкружок, и грозный дядька в очках Люду принял, а меня - нет, ну никак не думала , что опять столкнусь с ним через 14 лет и он подарит мне вторую творческую жизнь... В виде музыкальных спектаклей «Страусенок Роки» и «Козленок Рудуду»... Я взрослая женщина, радовалась как ребенок... с великим удовольствием выходила на сцену под его руководством, пока работала в ЦВР. И когда распрощалась с ЦВР, не могла отказывать себе в удовольствии, откликаться на все его просьбы».
    Елена Антоневич.

    Прокомментируй первым! Прочитано 548 раз Подробнее ...
  • BaranovskieSitziМузей приглашает на выставку «Барановские ситцы»

    ГБУК ВО «Муромский историко-художественный музей» приглашает с 19 октября по 19 ноября 2018 года в Выставочный центр (Муром, Московская, 13) на выставку и мастер-классы музея-заповедника Александровская слобода «Барановские ситцы». Среди разнообразных коллекций музея-заповедника Александровская слобода достойное место занимает богатая коллекция на-бивных тканей XIX-XX веков. Цены на экскурсионное обслуживание и мастер классы смотрите на афише.

    Прокомментируй первым! Прочитано 104 раз Подробнее ...
  • Kontakt 7MlwmEBNDnkСамодеятельный театр. Часть 4. Глава 15. О первых дебютах «Контакта»

    В клуб строителей меня приняли на полную ставку, но с условием, что буду решать вопросы с организацией и проведением всех культмассовых мероприятий. В общем, выполнять работу художественного руководителя. Но, в отличие от заводов, трест «Муромстрой» тратить средства на самодеятельность не желал. И причина, на мой взгляд, не столько в отсутствии свободных средств, а в слишком частой смене руководства. До передачи здания клуба на баланс Управления образования, в тресте сменилось: 3 секретаря ВЛКСМ, 3 секретаря парткома, а управляющих, не то, что имена, даже лиц не успевал запоминать.

    Прокомментируй первым! Прочитано 312 раз Подробнее ...
Яндекс.Метрика
Суббота, 15 Сентябрь 2018 11:06

Самодеятельный театр. Часть 4. Глава 25. «Контакт». КПУ. Слово об Учителе

Оцените материал
(5 голосов)

Kontakt 7MlwmEBNDnkСамодеятельный театр. Часть 4. Глава 25. «Контакт». КПУ. Слово об Учителе

За 16 лет встреч и переписки с Ниной Степановной Федоренко темами наших бесед будут не только творчество её друзей в театре, успехи учеников в училище с перспективами молодого актёра Николая Горохова, приехавшего из Иваново, но и личная жизнь обоих. При подготовке к 50-летию училища и 20-летию театрального отделения (1930 -1980) у Нины Степановны с коллегами была мечта создать альбом с информацией о судьбах выпускников. В письме от 2 октября 1978 года она попросила ответить на вопрос: как, и когда, определилось моё стремление поступать в КПУ?

Feorenko N.St. 10Это сейчас я могу сказать, что каждый человек находит то, что ищет. И бациллой театра, если это не семейное ремесло, человек заражается не по мановению волшебной палочки, а в силу конкретных обстоятельств. До встречи с Ниной Степановной моя любовь к театру могла остаться на уровне детской мечты, а знания о театре на уровне слухов и сплетен. И через десять лет после выпуска из КПУ она напомнила фрагмент моей биографии:

Feorenko N.St. 11«…Вас в училище многие помнят ещё с первых шагов, когда находясь на возрастном отрезке жизни «Отрочество», носились по КПУ с колпаком Шута из нашей сказки «Хрустальный башмачок», делясь своей радостью от того, что самостоятельно решили его форму, рисунок, цвет, и что самостоятельно его сделали. Я бы с удовольствием этот колпак выставила на всеобщее обозрение. Многое запомнилось мне от той поры, ведь для меня это был тоже первый год перехода из театра в педагогику, и ваш курс мне ближе всех до сих пор…»

О педагогах или «…многие помнят…»

Кого-то помнишь, как будто вчера расстались. Кто-то маячит в тумане памяти только по причине, что этот предмет проходили в училище. Да и про эпизод с колпаком за 10 лет я успел забыть, если бы Нина Степановна не напомнила. А вот первый допрос на Василисина, 22, когда я приехал сдавать вступительные экзамены, забыть невозможно.
- Мальчик! Ты к кому пришёл?
А так как ни имён, ни фамилий педагогов я ещё узнать не успел, кроме педагога по литературе Клавдии Ильиничны Зуевой, то и ответил, что к ней.
- А кем ты ей приходишься?
- Сыном.

Ну, не мог же я каждому встречному поперечному объяснять подробности своего появления в коридорах этого здания. Правда, позднее, мне напомнят, что сына Клавдии Ильиничны здесь знали все обитатели. И этот эпизод будет темой наших шуток в компании санатория «Вольгинский», где встретились с Клавдией Ильиничной в 1976 году. Помнили те, кто возился со мной, как с писаной торбой. А прохожего, подсказавшего около Золотых ворот путь к КПШ, я увижу в момент первого тура за столом комиссии. И узнаю, что это режиссёр Железняков В.Г., который будет преподавать у нас сценическое движение с историей театра. Но не встречи со знаниями остались в памяти, хотя и за ними я сюда ехал, а память о каждом педагоге, которые оставили в моей душе следы человеческого участия.

Bezrodnij V.V.IMG 20180923 205914

ФОТО: Безродный В.В., Железняков В.Г.

Ну, как забыть лаборанта кабинета музыкальных инструментов Лидию Ивановну Неледва с её супругом, педагогом струнных инструментов Анатолием Ивановичем, который вручил в оркестре народных инструментов в мои руки домру-пикколо?! Да и в гости на Якиманскую я к ним неоднократно ходил. А друг Неледвы Анатолия Ивановича Анатолий Михайлович Мигунов вообще поступил со мной очень жестоко. На последнем перед каникулами экзамене по физике выставил меня за дверь, потому что я решил подсказать ответ Гале Морковкиной. А вечером, когда уже все разъехались по домам, и на двух этажах общежития остались только несколько детдомовцев и я, пригласил в кабинет. Разложил на столе билеты, я вытянул, посмотрел… И надо же такому везению случиться, что вытянул старый, по которому он меня за подсказку выгнал. Хотел было уже отвечать, но он усадил меня за стол, а сам минут на двадцать исчез. Вернулся, сел за стол, взял мою зачётку…
- И какую оценку хочешь, чтобы я тебе поставил?
Я от неожиданности растерялся…
- Пятёрку поставить не могу. В следующий раз будешь знать, как на экзаменах подсказывать. Четыре. Иди.
Домой я уехал на следующий день. Но никакой обиды, а только добрые воспоминания, как о хорошем педагоге и человеке.
Уроки химии с Борисом Петровичем Гусевым вообще можно назвать часами поэзии.

Безродный Василий Васильевич (1912 – 1978?). Педагог по технике сцены, а во второй подгруппе и грим вёл. Не помню, чтобы он говорил громко или читал нотации. При подготовке макетов к защите спектаклей, достаточно было его жеста, намёка, чтобы понять свою ошибку. В моей памяти он остался с дымящейся трубкой в руке на крыльце училища, и с пустой в руке или во рту в аудитории! С трубкой, как мне казалось, он никогда не расставался.

Информация из архива Лавровой Т.Н.:
«Безродный Василий Васильевич театральный художник. Педагог. Окончил в 1934 году Институт им. Репина (позднее - Ленинградская Академия художеств). Стажировался в театре им. А.С. Пушкина (до революции и ныне вновь - Александринский), работал в Ленинградском Новом театре, театрах Хабаровска, Владивостока, Петропавловска-Камчатского. Был инициатором создания в 1939 года Союза приморских художников и Владивостокского художественного училища (официально открытого в 1943 году). Во Владимирском театре драмы работал главным художником с 1962 по 1971 год. Постановки: «Дневник женщины» К. Финна; «Рассудите нас, люди!» А. Андреева, В. Бортко; «Смертный приговор» И. Соболева; «Дети Ванюшина» С. Найденова; «Совесть» Д. Павлова; «Старик» по М.Горькому; «Разбуженная совесть» В. Шаврина; «Таких щадить нельзя!» В. Мильчакова, Н. Теньгаева; «На всякого мудреца довольно простоты» А.Островского; «Однажды в Новогоднюю ночь» Э. Брагинского и Э. Рязанова; «Дом, который приносит счастье» А. Данилова и В. Иокара; «Соловьиная ночь» В. Ежова; «Проснись и пой!» М. Дьярфаша».

Щербинин Георгий Николаевич. Педагог нашей подгруппы по гриму был более многословен, чем Безродный В.В., но с великим чувством юмора и открытой душой. Работаем над поэмой «Звездочёт» к годовщине смерти С.П.Королёва. Юного астронома Гришу Суслонова играл Вадим Кобякин, мне досталась роль французского астронома Камиля Фламмариона. Не помню, насколько моя игра убеждала зрителей, но роль собственного дедушки, благодаря гриму, который подправлял Георгий Николаевич, у меня получилась отлично. К речи на репетициях тоже претензий не возникало. В тот период я жил на квартире, и решил проверить свою игру на хозяйке. Позвонил, представился дедушкой Вани Костина и получил ответ о своём отсутствии, по причине нахождения в училище. А чтобы скоротать время в «ожидании внука», был приглашён к чаю. Долго слушал уже знакомые мне истории из жизни 80-летней хозяйки тёти Фени, пока от пота не стали отклеиваться усы с бровями. Реакция, прямо скажу, была шоковой. Но тётя Феня знала, что я учусь на артиста. А так как Георгий Николаевич и в театре работал, а в годы нашего студенчества был заместителем директора только что открывшейся областной филармонии имени Танеева, то за деталями биографии снова обращаюсь к завлиту театра драмы Т.Н.Лавровой:

«У нас (выпуск курса Лащиновского Ф.Г. 1973 года) он тоже преподавал грим. А в 50-е годы работал заместителем директора театра, и один сезон даже директором был. Основатель целой династии: его жена О.В. Мансветова была популярной актрисой, сын Юрий в юности играл в вспомогательном составе, потом был инженером на ВТЗ. Один внук, Андрей Юрьевич Щербинин, любимец публики и коллектива, работает с 1983 года у нас: актёром и зав. радиоцехом. Является автором музыкального оформления очень многих спектаклей. Второй внук, Олег Щербинин, лет пятнадцать назад работал зав. радиоцехом областного театра кукол».

Педагогов: по клубоведению Грушковского Владимира Владимировича и по сценической речи Радзинскую Людмилу Васильевну память тоже цепко держит. Но ангелом-хранителем, наставником, Учителем – я могу назвать сегодня только Нину Степановну. Когда тебе 15 – 17 лет, то не особо задумываешься над вопросами, что дала тебе та или иная встреча. А на седьмом десятке каждой детали даёшь свою цену. Мог бы и в КПУ не попасть, если бы провалился в деревенском клубе в 1963 году, а не услышал из-за занавеса подсказки Веры Леонидовны Петряевой. Мог бы и первого курса не осилить, если бы после голодного обморока во время урока около меня не оказалось дружной режиссёрской группы Н.С.Федоренко.

И тогда бы свершилось предупреждение А.Ф.Кузина про путь мальчика из большой семьи, а про трудности он предупреждал при подаче документов. За три года всё было. И двойки были, и стипендия в 10 рублей, и лишение общежития за какие-то детские забавы, и отсутствие регулярной помощи родителей. Но, держала меня на плаву «неведомая сила», имя которой «театральная группа клубного отделения Владимирского областного КПУ курса Н.С.Федоренко». Конечно, без мнения педагогического коллектива не принималось ни одного решения по моей персоне, но веру в то, что я смогу, что я осилю, ежедневно внушала Нина Степановна.

Нина Степановна Федоренко (28.12.1904 – 3.02.1982)

Feorenko N.St.8Feorenko N.St.9

ФОТО: Слева Нина Степановна ведёт занятия, справа - получает поздравления от коллег в 1979 году в день 75-летия.

За 16 лет говорили о многом. И как она в Гражданскую войну из Запорожья с мужем, по молодости, в России оказались. И про переезды в разные театры. И про Ленинград, где жила сестра Евгения Степановна с дочерью. Уже не припомню деталей, как она в Мурманск попала, но о выступлениях фронтовых бригад во время Великой Отечественной войны рассказывала. Театр и жизнь были для неё неразделимы. От разговоров о жизни в блокадном Ленинграде по какой-то причине уходила, зато боль обид из повседневной жизни изредка выплёскивалась.

В одном из театров исполнительница Катерины обиделась за то, что пресса назвала игру Нины Степановны более достоверной. «Ванечка! Разве я имела право, как режиссёр спектакля, играть хуже этой актрисы?» А когда в 1978 году в соседнюю комнату на Ильича, 11, вместо двух девиц из троллейбусного парка, поселили прибывшего из Иваново молодого актёра Николая Горохова, то для неё наступили ежедневные праздники. Девицы выгребали на кухне из холодильника и тумбочки все припасы, поэтому завтракать она ездила в столовую культпросвет училища, а на ужин ежедневно что-то покупала по пути.

Возмущалась моими появлениями с цветами и с чем-нибудь к чаю, но с появление нового соседа эта деталь стала восприниматься более терпимо. Я делился информацией про семейные дела, про клуб, про институт, она растворялась в рассказах про успехи учеников, про удачи старой гвардии актёров в театре, о перспективах роста молодого таланта-соседа. Не помню, чтобы мы говорили о её родителях, поэтому попытался хоть что-то из биографии найти в открытых источниках и сопоставить с обрывками своей памяти. В 1936 году играет в филиале БДТ - Мурманском драмтеатре. В 1946 году предприняла попытку удалиться подальше от тяжёлых воспоминаний о блокадном Ленинграде, и обосновалась в профессиональном театре города Павлова на Оке.

Информация из журнала «Нижегородский музей № 17»:
Feorenko N.St. 4Feorenko N.St. 5

ФОТО: Протокол об аресте Жжёнова. С главным режиссёром Владимирского театра

«С 25 октября 1948 года до очередного ареста 2 июня 1949 года в этом театре работал Георгий Степанович Жженов, на спектакли с участием которого, по воспоминаниям старожилов, трудно было купить билеты… Постановка большинства спектаклей, в которых Жженов принимал участие, была осуществлена талантливым режиссером и актрисой Ниной Степановной Федоренко, поступившей на службу в театр в первый послевоенный год. Ее настоящей творческой удачей был спектакль по пьесе М. Горького «Васса Железнова», осуществленный в 1947 году, в котором она одновременно выступила в двух амплуа: режиссера и актрисы. Пресса того времени донесла до нас впечатления зрителей от первого показа: «Успех премьеры во многом определился исполнением главной роли спектакля Вассы Железновой артисткой Н.С. Федоренко. В ее исполнении дан запоминающийся образ незаурядной русской женщины с сильной непреклонной волей, с неиссякаемой энергией к действию и труду». К сожалению, Нина Степановна проработала в театре только четыре года, покинув его в октябре 1950 года…».

В 1950 году Нина Степановна получает приглашение в Ковровский драматический театр на должность главного режиссёра. В 1953 году, в связи с расформированием городских театров, в число которых попал и Ковровский театр, она получает приглашение во Владимирский областной театр драмы. Приезжает сюда не одна, а с одной из любимейших своих актрис, которая впоследствии станет гордостью Владимирской сцены, Лаймой Петровной Степановой. И стала первой, пока единственной до сегодняшнего дня, женщиной-режиссёром во Владимирском театре драмы имени Луначарского, если не считать А.М. Читау, открывшей на Владимирской сцене в 1865 году путь на сцены провинциальных театров будущему корифею Малого театра А.П.Ленскому.

Chitau A.M. 1Chitau A.M. 2

ФОТО из буклета театра. А.П.Ленский дебютировал во Владимире в 1865 году под руководством А.М.Читау. П.А.Стрепетова играла в театре Ермакова в Муроме в 1867 году и встретились с А.П.Ленским в театре Ермакова летом 1868 года при организации артели для гастролей по провинциальным театрам.

1953 - 1965 – очередной режиссёр Владимирского театра драмы. Поставила около тридцати спектаклей, среди них: «Маленький Мук» Е.Благиной, «Четверо под одной крышей» М. Смирновой и М. Крейндель, «Личное дело» Е. Успенской и Л. Ошанина, «Дали неоглядные» Н. Вирты, «Начало жизни» К. Финна, «Северная мадонна» братьев Тур, «Одна» С. Алёшина, «Детям до шестнадцати лет» В.Любимовой, «Сила любви» Ю. Чепурина, «Любовь Ани Березко» В. Пистоленко, «Мораль пани Дульской» Г. Запольской, «Дневник женщины» К. Финна, «Снегурочка» А.Н. Островского, «Дмитрий Стоянов» Б. Левантовской, «Укрощение строптивой» У. Шекспира, «Дальняя дорога» А. Арбузова, «Юстина» и «Каменное гнездо» Х. Вуолийоки, «Обрыв» И. Гончарова, «Запутанный узел» М. Маклярского и Л.Щейнина, «Якорная площадь» И. Штока и др…

Татьяна Лаврова: Приручившая «Синюю птицу»

Feorenko N.St. 1«…К ее облику очень подошла бы образность метерлинковской «Синей птицы»… В 1953 году приехала во Владимир, уже имея за плечами богатый актерский опыт. В ее послужном списке такие роли как: Тугина в «Последней жертве», Лариса в «Бесприданнице» и Елена в «Женитьбе Белугина» А.Н.Островского. Васса Железнова и Софья Зыкова - потрясающие горьковские «мощные женщины». Диана в «Собаке на сене» Лопе де Вега, донна Анна в пушкинском «Каменном госте... Не менее яркие и впечатления театральной молодости, прошедшей в отважных, экспериментальных театральных коллективах. Таких как: «Массодрама» в Одессе, Харьковский Первый Рабочий Театр, Теамастерские Пролеткульта в Новосибирске... В зрелые годы она работала в театрах Одессы, Харькова, Новосибирска, Тулы, Москвы, Ленинграда, Киева… Во Владимирский театр пришла зрелым мастером, сложившимся режиссером, со своим самобытным творческим почерком. Ее режиссерской манере были присущи особое поэтическое мировосприятие и обостренное внимание к внутренней, духовной жизни героев…

О чуткости мудрого психолога и дерзости неутомимого изыскателя Нины Федоренко свидетельствует такой факт. Работала над спектаклем «Каменное гнездо» по пьесе финской писательницы Хейлы Вуолийоки. О проникновенной искренности постановки, полной драматизма и неторопливой, медлительной экзотичности скандинавской души, то «сонной, прохладной, то страстной», свидетельствует такой факт. На гастролях в г.Сочи владимирских артистов после спектакля «Каменное гнездо» посетила финская делегация. В знак благодарности «за бережное и внимательное отношение старинного русского театра к драматургии маленькой страны», растроганные финны подарили артисту В.Молькову, исполнителю роли главного героя Аарне, настоящий финский нож, как свидетельство остроты, прочности духовных и кровных уз, связавших Владимирский театр с народом Финляндии...»

Не меньше эмоций осталось и от одной из последних работ Нины Степановны в театре

по пьесе-сказке А.Н.Островского «Снегурочка»:
Feorenko N.St.6Feorenko N.St.7

«Свободный, легкий и светлый мир берендеев в трактовке Федоренко величаво и вольготно расцветал в сценографии владимирского живописца Нины Сергеевны Луговской. В легких пушистых снегах, в прихотливой резьбе и росписи Берендеевых палат, в нежно-изумрудной дымке пьянящей весны... Да и сами берендеи, одержимые сказочными, «языческими» страстями, оказывались живыми, искренними, земными, вызывая живой зрительский отклик».

Денисова О.В., Туйметов И.Ю, Плещунов В.И., Соломонов Б.А. и много других знакомых имён вижу в программке спектакля, за творчеством которых буду наблюдать и после окончания училища. Но всплывает в памяти имя балетмейстера Нины Михайловны Пешковской. Где только я не встречал этого имени! В программках драмтеатра, опереттах народного театра ВХЗ, на афишах открывшегося 5 ноября 1967 года концертного зала имени Танеева. Её имя отложилось у меня в памяти и с вокально-хореографическим ансамблем «Вишенка», прописавшемся во вновь открытом здании филармонии, и в котором подрабатывали наши однокурсники из оркестрового отделения.

А в спектаклях Нины Степановны в 1955 году встретятся будущий актёр и режиссёр МХАТ В.Т.Кашпур с Л.П.Степановой. Имена её постоянных актёров будут переходить из одной программки в другую. Но не могу пройти мимо её встречи с актрисой, которую я на сцене не застал, потому что в 1965 году она вернулась в Ставропольский драмтеатр, но Т.Н.Лаврова в газете «Из очерков истории Владимирского театра» публиковала воспоминания Бориса Никандровича Лошенькова и Владимира Федоровича Семёнова:

«Мораль пани Дульской», или о совместимости несовместимого»:

5aBokova Alla«В начале 60-х годов на владимирской сцене произошла знаменательная встреча двух самобытных мастеров, двух ярких индивидуальностей. Режиссера Н.С.Федоренко и актрисы А.К.Боковой. Заслуженная артистка РСФСР Алла Казимировна Бокова, мелькнув на нашем сценическом небосклоне прекрасной кометой, оставила на нем неизгладимый след. (Бокова А.К. з.а.РСФСР – 1960. С конца 1940-х до 1975 актриса Ставропольского драмтеатра с перерывом: (1951 – Чкаловск.) (1962 – 1965 Ярославль и Владимир). Трудно представить себе двух более непохожих друг на друга мастеров театра. Утонченная интеллигентность, внутренняя сдержанность, пастельные тона Нины Степановны, и открытый темперамент, бешеные взрывы чувства, малявинская палитра Боковой... Казалось бы, явления несовместимые. Но встреча состоялась и была довольно успешной. Произошла она в 1962 году в спектакле "Мораль пани Дульской", в котором Бокова исполняла главную роль (в очередь с Ольгой Владимировной Денисовой - Т.Л.) Не было в послевоенные годы на владимирской сцене актрисы такого открытого, прямо-таки стихийного темперамента. Он не был, не мог быть актерским приспособлением. На сцене проявлялось следствие чисто человеческих качеств самой Боковой - и в жизни, и в театре актриса ничего не делала вполсилы. Однако эта стихия чувств всегда была направляема умом и рукой большого мастера... Ее эмоциональная переполненность никогда не разрушала общую ткань спектакля. Более того, в режиссерский замысел она порой вносила неожиданные краски, делая его богаче, а спектакль - выразительнее…»

Профессионализм и самобытность творчества Н.С.Федоренко были отмечены присвоением ей 22 августа 1958 года, в ознаменование 850-летия города Владимира, звания заслуженной артистки РСФСР», а в октябре 1965 года она встретится с нами, первокурсниками Владимирского областного культурно-просветительного училища, в котором проработала до сентября 1980 года. Работала бы и дольше, если бы здоровье позволило. А в новую квартиру, которую педагоги КПУ Пустошкина Зинаида Васильевна с Кириловой Валентиной Фёдоровной уже «выбили» для неё у городских властей, из общежития переехать так и не успела. В конце января, впервые за 16 лет нашего общения, она не открыла мне дверь, а 9 февраля 1982 года и моё не распечатанное письмо вернулось в Муром. Сейчас остаётся только сожалеть, что диктофона тогда не было, а вести дневник с описанием деталей встреч ума не хватало. Но огромное спасибо Канахину В.И., что успел записать то, про что и я неоднократно слушал.

IMG 20180930 192948 2IMG 20180930 192948 1

ФОТО: Помощницы Нины Степановны до последнего дня Пустошкина З.В. и Кирилова В.Ф. 

«Чаша терпения». Из воспоминаний Валерия Канахина

- С Ниной Степановной Федоренко судьба меня свела меня в середине 70-х. В театре она уже не работала – преподавала в училище культуры. Сухонькая, седая. Божий одуванчик! И… человек не от мира сего. Казалось, быт как таковой, интересовал её мало. Все её разговоры – исключительно о «высоком». Лишь однажды, помню, вскользь обмолвилась: «Муж поступил со мной очень жестоко. Он совсем избавил меня от домашних забот. Я занималась только театром. Когда он умер, я была так растеряна! Я даже не знала, как заварить чай…»

О себе всегда говорила неохотно. А когда говорила, была предельно лаконична. Зная, что она ленинградка и пережила блокаду, решился однажды попросить её об этом рассказать.
- Блокада? – переспросила она и помолчала. – В блокаду много играли…
- Во время блокады в Ленинграде работал театр?
- Конечно! Мы играли в цирке. Для солдат. Их приводили с передовой. И сразу после спектакля они туда возвращались…
- А что играли?
- Как?! – почти возмутилась она. – Что мы могли для них играть? Конечно, водевили!

А однажды сама вдруг предалась воспоминаниям. В Коврове, вскоре после войны, решили открыть драматический театр. Нину Степановну пригласили в главные режиссеры. Начинала с нуля. В Москве на театральной бирже набрала актеров, привезла в Ковров. И вот первый сбор труппы. А после, как водится, решено было событие это отметить. Актеры все заботы по организации «мероприятия» взяли на себя, а в урочный час пришли за главрежем:
«Нина Степановна! Просим к столу!»

- Меня привели в большую комнату, там стоял длинный стол. Почти богато, по тем временам накрытый. Мне указали место, я села. И смотрю - у всех красивые бокалы, у кого-то даже хрустальные, а передо мной – старая чайная чашка. Выщербленная, с трещинами. Как будто её на помойке нашли. Мне казалось, я не заслуживала такого к себе отношения. Я с трудом сдерживалась, чтобы не заплакать. Но актеры, я это чувствовала!, старательно делали вид, что не замечают моего состояния. Стали разливать вино. Мне налили в эту противную чашку. Можете представить, что я при этом чувствовала?! Но вот поднялся один пожилой актер, чтобы сказать тост. И начал так:

«Нина Степановна! То, что стоит перед вами, – это не просто старая, непотребного вида чашка. Это чаша терпения! Мы знаем, сколько его вам понадобится, чтобы создать театр, сколько нервов вам придется на нас потратить. Так что уж заранее извините нас и привыкайте пить из этой чаши…»
Вы не представляете, как я была им благодарна! Я до сих пор храню эту чашку!»

Такой Нина Степановна мне и запомнилась. Питерской закваски интеллигенткой. Всегда исключительно доброжелательной. Никогда никого не осуждавшей, ни на что ни разу не посетовавшей. Смиренно пившей всю жизнь из чаши терпения…»

Денисова Ольга Владимировна (1921 - 1998)

6a Denisova O.V.6 Denisova O.V.

Я не видел спектаклей, поставленных Ниной Степановной, я только играл в них. Но видел на репетициях и в спектаклях игру актрис, которых Нина Степановна называла подругами. Она восхищалась не только очередной ролью в исполнении Денисовой Ольги Владимировны, но и славой отличного детского врача. Денисова О.В., врач и актриса по образованию, заслуженная артистка РСФСР с 11 апреля 1968 года, совмещала игру в театре драмы с работой педиатра и стоматолога в поликлинике ВТЗ. Ведущей актрисой театра она работала с июля 1957 года до выхода на пенсию в феврале 1978 года. А последний спектакль с её участием «Ретро» по пьесе А.Галина я видел где-то в конце 80-х, потому что приглашать её на возрастные роли продолжали вплоть до 90-х годов, пока у неё были силы выходить на сцену.

Степанова Лайма Петровна

Stepanova L.P.1Stepanova L.P.2Stepanova L.P.3

Но первой моей любовью в театре стала Лайма Петровна Степанова. В 1966 году она в паре с Ольгой Владимировной репетировала Любовь Яровую в одноимённом спектакле по пьесе Константина Тренёва, куда нас Нина Степановна привела для массовки. Позднее обе играли и роль Елены Николаевны Кольцовой в спектакле по пьесе Ариадны и Петра Тур «Чрезвычайный посол». А любовь пришла, вероятнее всего, потому, что видел их самоотдачу и на репетициях, и в спектаклях. И готов был смотреть их сутками, потому что имя Нины Степановны служило бесплатным пропуском на все спектакли. Да и позднее в её рассказах часто звучали их имена. И вот, перечитываю письмо со штемпелем из Владимира от 16.10.1981 года:

«…Сейчас у нас весь театр в трауре… Скоропостижно скончалась Лайма Петровна Степанова… Когда я зашла, мне показалось, что она ещё жива – она улыбнулась мне, а вероятнее мне это только показалось. Накануне мы около часа бродили вокруг нашего дома, вспоминали Ковров, в котором я была главным, и Владимир, когда меня пригласили очередным. Здесь, кроме интересной работы, она обрела ещё и семью: муж, сын, двое внуков…
…Вчера были похороны из здания театра… люди стояли, прижавшись друг к другу, числом стольких, сколько можно было разместить в верхнем фойе…»

«Чашу терпения», про которую Валерий Ильич успел написать, я тоже однажды держал в руках. Но тогда она была для меня просто старой чашкой, затерявшейся в обилии обсуждаемых вопросов. Ведь Нина Степановна больше расспрашивала, чем рассказывала. И в училище, если на первых порах мы начинал «своим мастерством давить на партнёра», то Нина Степановна, без намёка на нотации, объясняла наши ошибки. А если партнёр с тобой откровенен, то попробуй ему ответить приготовленным штампом!!! И на занятиях разбирали удачные работы старшекурсников, а во внеурочное время водила нас на репетиции в профессиональный театр.

Ей, всю жизнь проработавшей с профессионалами, удавалось подбирать ключик к каждому из нас, «готовым артистам» в своих деревнях, со своими взглядами на публичное признание, со своими чемоданами штампов. И она не только переубеждала нас в необходимости переучиваться, но и объединила в дружную команду, которой уже к концу первого курса было под силу находить манки для вызова нужных реакций в предлагаемых обстоятельствах. А через три года пустить нас, по сути, ещё, пацанов, в свободное плаванье для объединения не только своих ровесников, но и людей старших поколений.

Feorenko N.St. 2Feorenko N.St. 3

ФОТО: С выпускниками. 1-е фото.Слева внизу Грушковский В.В., справа вверху Кузин А.Ф., в центре Федоренко Н.С. и Лащиновский Ф.Г. 2-е фото 1973 г. верхний ряд: Кузин А.Ф., Пустошкина З.В., Федоренко Н.С., Кириллов Л.Н., Белая В.И., Цан Г.П., Лащиновский Ф.Г., Шмяковский П.Л.

«…ведь для меня это был… первый год перехода из театра в педагогику», - напишет она мне через десять лет после нашего выпуска. И я, проработавший не одно десятилетие с такой компанией, могу только догадываться, какой «фунт лиха» она хватила с нами. Моё терпение иногда переполняло «чашу», чего никогда не замечал за Ниной Степановной. И я благодарен Канахину Валерию Ильичу, преподавателю КПУ, известному в России и за рубежом под именем Льва Проталина летописцу и драматургу театра, за то, что он, скоропостижно ушедший из жизни, успел нарисовать живой образ моего Учителя! Нарисовать такой, какой она сохранилась и в моей памяти.

Продолжение следует

Информация:
Л.Г. Козлова «Был в Павлове театр» (Журнал «Нижегородский музей» № 17).
Из архива Т.Н.Лавровой – зав. лит. частью Владимирского Академического театра драмы.
Фото:
из архива автора, Т.Н.Лавровой, О.И.Пейдус. 
Иван Васильевич Костин

Прочитано 275 раз
Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии

Наши друзья

Teatr Frant Murom

Nash krai

jaropolch

0book33

Рейтинг@Mail.ru


 
doroga domoi