Показать содержимое по тегу: Церкви Мурома https://murom-mama.ru Tue, 14 Jul 2020 23:35:38 +0000 Joomla! - Open Source Content Management ru-ru А кто это к нам приехал https://murom-mama.ru/stati/sobytiya/a-kto-eto-k-nam-priehal.html https://murom-mama.ru/stati/sobytiya/a-kto-eto-k-nam-priehal.html

Safaev 9 maya 0А кто это к нам приехал

Ко мне обратился житель белорусского городка Волковыск Сафаев Александр Сергеевич с просьбой: поподробнее познакомить с Муромом. А так как он оказался не только родом из Киржача, но и воспитанником «Школы Армии» моего знакомого Валерия Кировича Карамина, то и отказать ему в просьбе я не посмел. А так как Волковыск века на полтора помоложе Мурома, и легендами о происхождении города богат, то и повествование будет не только о реакции гостей, но и прояснением вопроса: а кто же к нам в гости пожаловал?

Safaev 9 maya 1Safaev 9 maya

Подполковник запаса Сафаев Александр Сергеевич, который организовал приезд группы туристов в Муром, родился в Киржаче Владимирской области. Занимался в Военно-патриотическом объединении «Школа Армии» у Карамина Валерия Кировича, поступил в военное училище. Получив профессию защитника Отечества, с 1983 по 1985 год служил в Афганистане. Из Афганистана в звании капитана направили в Закавказский военный округ, где прослужил до распада СССР. Единая и нерушимая армия разделилась по национальному признаку, и в мае 1992 года семья Сафаевых покидает Грузию. Хотел трудоустроиться на родине, но здесь своих безработных военнослужащих некуда было девать. В 1989 году Горбачёв вывел из Германии в чистое поле большой контингент, а 8 декабря 1991 года и Ельцин, подписав Беловежское соглашение, отдаёт защиту России под крыло США и НАТО. Своя армия главе государства стала, вроде бы, и не нужна, и защитники Родины, кто не смог адаптироваться в рамках разваливающегося государства, стали превращаться в бомжей. Но не в характере Александра Сергеевича сидеть сложа руки, и ждать у моря погоды. Жена Наталья родом из Белоруссии, там же и старший сын родился. К тому же, имея свой прекрасный язык, основная масса жителей Белоруссии говорит на русском языке.

Это и стало мотивацией для него принять приглашение в Белоруссию, а в декабре 1992 года и присягу принять на верность народу соседнего государства. В 1988 году вывели ограниченный контингент советских войск из Афганистана, в 2000 году завершилась активная фаза боевых действий в Чечне и демобилизовавшиеся ветераны – афганцы, и прошедшие через горнило войны в других горячих точках, взялись обучать молодёжь секретам выживания. В Муроме – это ВСК им. В.И.Саплина, который родился в 1959 году на базе Морской школы ДОСААФ с группы пловцов-ныряльщиков под руководством студента МФ ВПИ Василия Кирилова. Но кружок в ДОСААФ работал сезонно, пока в 1960 году в Морскую школу не пришёл только что демобилизовавшийся из армии Б.А.Шилов. А в Волковыске, в 2004 году, офицер запаса А.С.Сафаев организовал при городском ДК ВСК «Школа выживания», которая заняла практически все «пустоты», которые возникли в современном подходе к воспитанию в школах, и, в немалом количестве, во многих современных семьях. Двое сыновей Александра Сергеевича по стопам отца не пошли, а вот из трёх внуков, средний внук Валера, уже носит военную форму. И возлагает с дедом цветы к обелиску в честь погибших друзей деда. И как знать, может это и есть первый шаг, который приведёт детское сознание к профессии защитника Родины. К сожалению, организовать встречу его деда Саши с руководителями Муромского ВСК не позволила большая программа экскурсий по Мурому с ограниченными временными рамками.

Bogdan 2019-05-18Иерей Александр Иванович Богдан, тридцатитрёхлетний священник Свято-Петропавловского собора в Волковыске, выбрал другую профессию. К профессии «технаря», хотя мечтал стать инженером и начинал учиться в Жировичском техникуме на техника-электрика, душа не лежала, и после второго курса поступил в Минскую Духовную Семинарию. Затем будет учёба в Минской Духовной Академии, рост по служебной лестнице. А в мирской жизни занимается с супругой Юлей, инженером-химиком ОАО «Беллакт», воспитанием дочерей Ани с Алёной и сына Константина. В свободное от службы и семьи время увлекается интеллектуальной игрой «Что, где, когда?» в команде «Кремень» Волковысского интеллектуального клуба «Высокий Волок». Увлекается литературой, психологией, историей. Преподаёт в Воскресной школе. Его беседы с прихожанами можно найти на «YouTube», но если бы мне не представили его священнослужителем, то я бы мог принять его за светского интеллигента с широким кругозором.

За два дня общения не было даже намёка на призывы к воцерквлению. Мы не спорили, а просто обменивались своими взглядами. Он с позиций идеализма, я с позиций материализма, но оба пришли к единому знаменателю, что жить без веры невозможно. Для меня храм – театр, для него – церковь, но у обоих звучит в унисон призыв к людям: созидать, а не разрушать; слушать, а не навязывать. Читаю его книгу «Зачем нам нужно православие», и нахожу, что есть в его словах и мои мысли:
«Трудно представить себе крупный город, где не было бы храма… Когда люди проходят мимо храмов, то кто-то их не замечает, кто-то любуется красотой и величием архитектуры, кто-то, может быть, пренебрежительно усмехается, а кто-то заглядывает в него ради любопытства… Но задумываемся ли мы, зачем нам нужны храмы?.. Для исполнения только одних религиозных ритуалов сгодились бы здания попроще…»

И про отношение к семейной жизни:
«Семейная жизнь хоть и тяжелая, но счастливая».
«Вернувшись из командировки, я сделал предложение своей любимой девушке Юле. Через год мы поженились. У меня началась совсем иная жизнь. Появились, конечно же, и дополнительные хлопоты, и определенные обязательства. Только никогда бы не подумал, что они меня не то что не огорчат, а наоборот осчастливят. Через два года у нас родилась Анюта. Это вообще новая эра в истории нашей семьи. Бытовых трудностей прибавилось значительно. Времени на отдых и сон поубавилось (и тоже значительно). Тем не менее, мы с Юлей всегда чувствовали себя счастливыми людьми, когда смотрели на нашу Анечку»…
«Верующий человек – это счастливый человек» - напишет он в одной из глав. И секрет счастья этого человека я вижу в том, что он делиться им с теми, кому реально требуется помощь. Получив должность священника, начинал работать с инвалидами, с молодёжью. Посетовал в своих действиях на малую толику благотворительности и мизерную помощь инвалидам. Предложил познакомиться с опытом обучения инвалидов посильным профессиям в одном из приходов Минска. Почитал и порадовался, что ещё в одном уголке инвалидов не развлекают, а обучают самообслуживанию. А про священника Александра Богдана могу смело заявить: кто умеет отдавать, тому и возвращается сторицей. И как тут не припомнить поговорку: «С кем поведёшься, от того и наберёшься».

О прогулках по Мурому

Gorod 24.07 0 IMG 5103

ФОТО: Знакомство с городом начали со ступенек ДК 1100-летия города Муром.

Александр Бриш перешёл в 9 класс.
«Ту информацию, которую я получил о Муроме за эти два дня, переполняет рамки даже моего возраста. Через Белоруссию проходили и Наполеон, и Гитлер, и это мы проходим на уроках истории. И Хатынь не даёт забыть о зверствах фашистов. Но Вы сказали, что Муром разрушался от набегов не менее тридцати раз, и каждый раз возрождался из пепла. Это не может не восхищать! За два дня не в учебнике прочитал, а своими глазами увидел многовековую историю и теперь могу аргументировано беседовать с учителем истории».
Заявление Саши, конечно, смелое, но радует, что он не просто прогулялся по историческим местам, а сделал ревизию своих знаний.

Ирина Кудровец перешла в 10-й, Евгений Салейко в 8 класс. Всех имён муромских знаменитостей ребята, конечно, не запомнили. Но, кроме церквей с монастырями, встретились с внуком академика живописи И.С.Куликова и сыном главного архитектора Н.А.Беспалова Алексеем Николаевичем Беспаловым около бывшего дома-музея Куликова. С творчеством Ивана Семёновича они познакомились в музее, а с творчеством Николая Андреевича на улицах и площадях города. А Алексей Николаевич подарил белорусам книгу: Н.Беспалов «Муром. Памятники архитектуры и искусства», в которой собраны работы и отца, и деда.

Знакомство с А.В.Ермаковым начали в музее. По пути к монастырям прошли мимо дома на Коммунистической, 7, в котором проживала семья Ермакова. К водокачке не подходили, а только в первый день трубу видели со смотровой площадки парка, а водокачку увидели на второй день с палубы теплохода. Завершили первый день знакомства с Муромом в сквере имени А.В.Ермакова с бюстом и водонапорной башней.

Заглянули в Успенский овраг с Штапского моста. И восхитила ребят не только глубина оврага и сохранение исторических памятников, но и обилие исторических имён, от легендарного Ильи Муромца до астронома-любителя С.А.Спасского. Ну, а как было не упомянуть про автора пьесы «Давным-давно» А.К.Гладкова с народным артистом П.А.Константиновым, когда проходили мимо их домов, а попутно и про съемки фильма Ларсы Шапитько «Восхождение». Проезжали и мимо бюста авиаконструктору, академику, дважды Герою Социалистического труда Р.А.Белякову.
Про Илью Муромца ребята читали в былинах и слышали в своих школах. Но это, по их мнению, было поверхностное знакомство. А когда услышали про него в Муромском музее, в Окском парке сфотографировались у монумента, в Спасском монастыре посетили церковь Преображения Господня с частицей мощей, а потом и водичку из источника в селе Карачарово попробовали, тут и заявление Саши Бриш про «аргументированные беседы с учителем истории» заняло свою нишу.
Волковыск и Слоним, по заявлению ребят, не столь богаты на знаменитые исторические имена. В Волковыске есть исторический музей имени героя войны 1812 года генерала Петра Ивановича Багратиона, ставка которого находилась в этом городе. А в Муроме и вокзал с железнодорожным мостом 1912 года, и памятник Николаю Гастелло, и Бронепоезд, и Былинный камень. По объездной дороге проехали к астрономической избе Александры и Сергея Спасских (АССИЗ), к которой сопровождала руководитель городского планетария Ольга Викторовна Свистунова.

Gorod 24.07 1Gorod 24.07 2

ФОТО: От дома Куликова, где нас встретил А.Н.Беспалов, направились к Троицкому монастырю.

Gorod 24.07 3Gorod 24.07 4

ФОТО: В.В.Мащенко не только познакомил с историей монастыря, но и пригласил посетить деревянную церковь Сергия Радонежского и надвратную церковь иконы Казанской Божьей Матери.

Gorod 24.07 5Gorod 24.07 6

ФОТО: От Николо-Набережной церкви спускаемся к источнику, а у монумента Ильи Муромца фотографируемся.

Gorod 24.07 7Gorod 24.07 8

ФОТО: Не могли не заглянуть к поклонному кресту на месте убийства князя Михаила, а с железнодорожного вокзала начали обзор города. 

Gorod 24.07 9Gorod 24.07 10

ФОТО: У паровоза на станции Муром-1 и у Бронепоезда в ПКиО им.50-летия Советской власти.

Gorod 24.07 11Gorod 24.07 12

ФОТО: У былинного камня ждём автобус, чтобы проехать по объездной дороге на Нижегородское шоссе. У обсерватории Спасских слушаем Свистунову О.В.

Gorod 24.07 13Gorod 24.07 14

ФОТО: У родника наполнили бутылки водой, умылись. А глядя на церковь Животворящей Троицы в Карачарово, порадовались, что из руин и колокольня возродилась, и купол над храмом появился. Стены пока зияют провалами, но любой ремонт начинается с крыши. 

Gorod 24.07 15Gorod 24.07 16

ФОТО: С палубы теплохода полюбовались панорамой прибрежной части города и победителем конкурса красоты Вантовым мостом. Но когда над теплоходом закружились Володя Бондарев с друзьями, эмоции хлестали через край.

Не стал спорить с ребятами про историю изнатных людей Слонима и Волковыска, это сделали взрослые участники группы. Волковыск, как славянское поселение, был основан в 1005 году на границе проживания балтов и славян. Через город, в котором проживали купцы и ремесленники, проходил водный путь «из варяг в греки». В разное время Волковыск и Слоним находились под влиянием Полоцкого княжества, Галицко-Волынской земли. С конца XIII века окончательно вошли в состав Великого княжества Литовского. С XVI века в составе Речи Посполитой. 27 марта (7 апреля) 1793 года Екатерина II издаёт манифест «О присоединении Польских областей к России». В ходе наполеоновской компании 1812 года оба города были разрушены. В 1885 году через Волковыск прошла железная дорога Барановичи — Белосток. Осенью 1915 года город оккупировали немецкие войска. Согласно Рижскому мирному договору 1921 года оба города вошли в состав Польши. С 1939 года в составе БССР. С 1940 года — центры районов. 28 июня 1941 года - оккупированы фашистами. В Волковыске были созданы концентрационный лагерь, в котором погибло более 20 000 человек, и гетто, в котором были убиты более 10 000 евреев, а Слоним превращён в пепел. В июле 1944 года города освобождены частями 2-го Белорусского фронта. А с 1991 года Гродненская область стала снова форпостом на границе двух государств. На востоке – Польша, на севере – Литва.

Конечно, после дороги в 1300 километров, а первый день после бессонной ночи с 10 до 18 часов на ногах нелегко было выдержать, но основная часть группы не позволяла себе расслабляться. Три экспозиции в музее. Дом Куликова, Успенская церковь, купеческие дома на Красноармейской улице. Два монастыря, с посещением деревянной церкви Сергия Радонежского и надвратной церкви иконы Божьей Матери Казанская в Троицком монастыре, с гидом Виталием Витальевичем Мащенко и в Благовещенском нас встретил Владимир Яковлевич Чернышёв. Трапезная. Но как было не заглянуть во двор гостиницы Есенин? А оттуда прошли к церкви Николо-Набережной с источником. Заглянули в Окский парк с монументом и колесом обозрения. На площадь 1100-летия с фонтаном и памятником калачу вышли. Не могли не пройти к поклонному кресту на месте убийства князя Михаила, а у памятника Петра с Февроньей - не потереть нос зайчику.

Приятное впечатление осталось у группы от встречи с экскурсоводом Картавцевой Александрой Вадимовной, которая утром водила группу по залам Выставочного центра, а вечером по залам Художественной галереи. На мой вопрос, а чем хуже оказалась Елена Александровна Субботина? - прозвучал оригинальный ответ:
- Это, которая пересчитывала нас на лестнице?
Выяснилось, что и она оставила приятное впечатление. И не только «подсчётом поголовья» на лестнице для разделения группы на две равные части, но и энергетикой, с которой рассказывала о коллекции галереи и жителях Мурома, благодаря которым коллекция попала в музей. А про разделение группы на две равные части пришлось  напомнить, что экскурсоводу без мегафона невозможно удержать внимание такой массы людей. И дополнить, что именно с ней я обсуждал программу экскурсий перед приездом группы. А гробница из дерева с частицей мощей Ильи Муромца в Преображенской церкви Спасского монастыря - работа резьбы по дереву её супруга Сергея Алексеевича Субботина.

Gorod 24.07  IMG 5106Gorod 24.07  IMG 5107

ФОТО: В залах Муромского историко-художественного музея. Экскурсии проводят: Картавцева Александра Вадмовна, Шарова Татьяна Владимировна, Субботина Елена Александровна.

Gorod 24.07  IMG 5133Gorod 24.07  IMG 5134

Не меньше впечатлений получили и от встречи с Чернышёвой Натальей Анатольевной в музее «Хлебная горница». В ДНТ эмоциями заряжала не только Александра Ивановна Баранова с командой муромских красавиц на богатырских играх, но и ансамбль «Мурома», поприветствовав гостей на белорусском языке без акцента и белорусскими песнями. А когда во время прогулки по Оке над теплоходом закружилась троица парапланеристов, а экстремал Володя Бондарев сопровождал нас до самой пристани, то не только у детей, но и у взрослой части группы эмоции хлестали через край. И на мой вопрос о качестве приёма в Муроме, по сравнению с другими городами, получаю коллективный ответ:
- Ничего лишнего. В «Хлебной горнице» не просто посмотрели на пряники с калачами, а узнали секреты их приготовления. В ДНТ на массовых играх если сами не включались в игру, то зато как переживали за участников! А вокальный ансамбль «Мурома» как пели! Какие голоса! Настоящие профессионалы! А в небе летали настоящие каскадёры! Иногда даже дух захватывало, какие трюки они вытворяли над нашими головами. Вся наша группа была в восхищении от всех встреч!

Gorod 24.07  IMG 2732Gorod 24.07  IMG 5156

ФОТО: В музее "Хлебная горница". Экскурсию проводит Чернышёва Наталья Анатольевна.

Подросткам в экскурсии по Мурому понравилось почти всё: поход по музеям в городе купцов, особенно мебель; прогулка на теплоходе; вода из источника в Карачарово. Посетовали на включение в программу обильного посещения церквей и грязную воду в Оке. А ровесникам Мурома пожелали поменьше сидеть в гаджетах, и побольше увлекаться знакомством с уголками родного города. В Слониме проводятся квест-игры. Задаются вопросы, дети находят исторические места, фотографируют их и пишут рефераты.

Врача венеролога Анну Александровну Муром восхитил уцелевшей архитектурой и приёмом прекрасных русских людей. Что в общежитии, что в музее, что у дома художника Куликова с монастырями. Фотограф Алюшкевич (Василевская) Галина Ивановна любовалась не только памятниками и старинными зданиями, но и наличниками на деревянных домах, улыбками людей, обсерваторией Спасского, меценатством муромских купцов, а в Гороховце поразил вид заклязьменских далей с Лысой горы. И по её просьбе передаю поклон мастерам, руки которых воздвигали эти храмы и восстанавливали их из руин.
Учитель математики Попова Людмила, которая была в Муроме 18 лет назад, сравнила Муром с польским Краковом.
- Идем по улицам, а деревянные домики не заклеены сайтингом. И стоят такими, как и сто, и двести лет назад. И это сейчас такая редкость. У нас такую улицу встретить нереально, потому что во время войны было выжжено всё.
Педагогу-психологу дошкольного учреждения Климчук Анжеле хотелось увидеть Россию в глубинке.
- Смотришь на город, как будто читаешь Лермонтова, Тургенева. И поражена отличным сохранением всех святынь. И хотя я католик, но хочу сказать огромное спасибо всем, кто хранил, кто восстанавливал, и кто бережёт это богатство! А когда в доме народного творчества зазвучали песни на белорусском языке, а над нашими головами на реке пролетал Ваш воспитанник, то ничего, кроме позитива в душе не возникало. Такую энергию, такой заряд несут эти люди, просто изумительно! Мы очень им благодарны, что они нам такой своеобразный привет передали!
Её коллега Полишевич Анжелика третий раз приезжает на экскурсию в Россию и не устаёт наслаждаться красотой. Была в Ярославле с Владимиром. А после посещения Мурома обещала поделиться с детьми эмоциями и показать им пряники с фотографиями.

Tamara eloelТамара Кошевая: поэтесса, музыкант, режиссёр. Автор двух книг: сборника стихов и песен на русском и белорусском языках «Ваўкавыск – радзімка Беларусі» (Волковыск – родинка Беларуси) и роман-поэмы в стихах «Каханне ваўкалака» (Любовь оборотня). Неоднократный победитель и призёр международных и сетевых поэтических конкурсов.
- Имею награды, которые мне приятны: «Золотое перо Альтерлита» и общественную медаль «За укрепление культурных связей России и Беларуси». Кроме этого пишу музыку к песням. Ленива и не честолюбива. Хвалю честно, порицаю честно.
Слушая Тамару и наблюдая за её действиями, как-то не складывается образ «ленивой» дамы. По скорости передвижения, скорее, напомнила Фигаро - героя пьес Бомарше. А читая её стихи, вижу прямую противоположность ловкому пройдохе и плуту из Севильи.
Одних мы радуем, других реально бесим
Своей гордыней и язвительностью строк...
Поэт, увы, всегда меж ангелом и бесом,
Кто виноват из нас, кто прав - рассудит Бог.
И с эти невозможно не согласиться. А недовольство результатами своего труда – это удел творческого человека. Самоанализ недоступен лентяю. И выплывает из залежей памяти «Лирическое отступление о школьных оценках» из поэмы «210 шагов» Роберта Рождественского после прочтения этих строк Тамары Кошевой:
Творил народ великие дела,
А вот меня порою совесть гложет,
И то, что я стране недодала,
Додам ещё…
когда-нибудь…
быть может…

Махарашвили Вероника и Гаркавик Вера Ивановна - культработники.
Вероника руководитель студии бально-спортивного танца в Доме культуры, Вера Ивановна специалист более широкого профиля.
- Моя первая профессия хормейстер, а вторая – режиссёр. В культпросвет училище получала профессию хормейстера, а в Минском университете культуры училась режиссуре. Начинала с директора сельского ДК, где была мастером на все руки. Потом была заместителем директора, и директором Волковыского районного дома культуры. Руководила образцовым детским хором народной песни. У нас, как вероятно и у Вас, с развалом СССР какие-то очаги культуры сдавались под торговые центры, какие-то передавались на бюджет города. И в целях оптимизации государственных средств, приходилось искать источники дохода для выживания. Сейчас я немного отошла от лихорадочной жизни культуры, перешла в сферу образования. В Волковыске при РДК организовали детскую школу искусств, но в подчинении Управлению культуры, где я сейчас и работаю. Преподаю театральные дисциплины: сцен. речь, сценическое движение, актёрское мастерство.

- Как полагаю, Вы в своей жизни ничего не поменяли, кроме смешанного актёрского коллектива в РДК на детский класс в школе искусств?

- Произошла подмена воспитательного процесса статьями законов. И это очень печально. В РДК было коллективное, можно сказать - семейное воспитание. Кого пряником, а кого и кнутом вынуждали принимать правила жизни коллектива совместно с родителями. То сейчас в школе педагог остаётся один на один с ребёнком, которому педагог даже пальчиком не имеет права погрозить. Не все, конечно, но попадаются такие родители, у которых на первом плане не забота о воспитании, а деньги решают все проблемы. Они пришли, заплатили, подкинули тебе своё чадо, а перевоспитание возлагают на плечи педагогов. И самая острая проблема сейчас – это борьба с гаджетами. Ребёнку с пелёнок его вручили вместо соски, и попробуй теперь отними у него эту игрушку?! Мне удаётся договариваться с такими детьми, но многие педагоги плачут от их поведения.

Zenova IMG 5211Зенова Мария Владимировна воспитатель в общежитии Слонимского профессионально-технического колледжа. И с ней, конечно же, веду диалог не про экскурсию, а про секреты её работы.

- Приходят выпускники 9 класса за профессией. На первом курсе продолжают изучать общеобразовательные предметы с теорией по выбранной профессии, а со второго курса идут на практику. Трудоустройство выпускников зависит от желания ученика постигать секреты своей профессии. А так как в колледж приходят пятнадцатилетние подростки с разным уровнем интеллекта и нравственных ориентиров, с разными взглядами на мораль, то с кем-то я веду себя на равных, благодаря кому-то приходится корректировать свои взгляды, а кого-то приходится и перевоспитывать.

- А Вас не посещает чувство усталости? Ведь подростков без царя в голове в советское время из школы в ПТУ выпроваживали. Много проблем тогда ложилось на плечи воспитателей.

- Отморозки без тормозов и на моём пути попадались. Бывали моменты, когда и руки опускались. И в такие моменты хотелось махнуть на всё, и найти более спокойное место работы. Но когда видишь, что у неуправляемого ребёнка, а они в душе ещё дети, проявляются какие-то человеческие нотки, начинаются позитивные изменения, то и силы откуда-то берутся. А когда такой подросток начинает тебе доверять, то впоследствии и неплохим помощником становится в работе. Ведь многие ребята приходят в колледж из неблагополучных семей, где ласки они с раннего детства не видели, не говорю уж о нормах морали. А когда они видят другое отношение к себе, то и души отогреваются. Ведь главное для подростка, чтобы он был кому-то нужен.

- И тогда все проблемы решаются?

- Попадаются и бунтари, у которых своё видение ситуации. Они хотят иметь все права, но без намёка на ответственность. Поэтому к душе каждого ребёнка приходится подбирать свой ключик. С одним можно просто поговорить, а другому необходим рецепт. Так что мне приходится быть не только воспитателем, но и психологом. Для кого-то просто другом, а для кого-то и мамой. Особенно в моменты несчастной любви, когда для них наступает конец жизни. Работа воспитателя очень многогранна. У нас в колледже нет медика, поэтому приходится быть и терапевтом, и хирургом, и медсестрой. За шестнадцать лет работы научилась многому, а когда видишь в глазах ребят результаты своего труда, то и работа становится праздником.

- Коль речь зашла о празднике, тогда позвольте поинтересоваться, как Вам приглянулась роль жены богатыря русского?

- От переодеваний в ДНТ я вообще была в диком восторге! А когда ансамбль «Мурома» начал приветствовать нас на белорусском языке, да ещё и без акцента, да дополнили выступление белорусскими песнями, то, думаю, в восторге была вся группа. Даже в пляс пустились! И в Гороховце: встреча с царём Горохом, хоровод на царском дворе - всё работало на подъём настроения. Вроде бы чего особенного? Ну, послушали в «Хлебной горнице» как пряники в старину пекли; в ДНТ Мурома поодевали богатырей в доспехи; в ДНТ Гороховца носили воду на коромысле, а ведь для наших предков это была повседневная жизнь, которую ни по телевизору не показывают, ни в гаджетах не увидишь. И это очень здорово, что хоть в играх с ремёслами традиции наших предков возрождаются. Так что, не просто прогулялись по историческим местам, а попали на праздник для души!

Gorod 24.07 5 IMG 5163Gorod 24.07 5 IMG 5166

Gorod 24.07 5 IMG 5174Gorod 24.07 5 IMG 5180

Gorod 24.07 5 IMG 5184Gorod 24.07 5 IMG 5187

Gorod 24.07 5 IMG 5189Gorod 24.07 5 IMG 5200

Gorod 24.07 5 IMG 5204Gorod 24.07 5 IMG 5211

Gorod 24.07 7 IMG 5210

ФОТО: А это встреча с коллективом рукодельниц и ансамблем "Мурома" в Муромском доме народного творчества.

В Гороховце

Goroxovez 2 IMG 5240Goroxovez 2 IMG 5241

ФОТО: Знакомство с Гороховцом начали в Доме народного творчества и ремёсел - бывшем доме Шориных. А дух захватывало на Лысой горе.

Goroxovez 2 IMG 5242Goroxovez 2 IMG 5284

Сколько раз проезжал через Гороховец на Нижний Новгород, и всегда заглядывался на красивый дом напротив церкви. И вот, наконец-то, я оказался в нём. Шорин Иван Александрович, бывший крестьянин, с начальным образованием дорос до ведущего предпринимателя России XIX - начала XX века. Вернувшись в Гороховец, основал судостроительного завод. А красивый дом построил для сына Михаила. Сейчас в нём располагается Дом народного творчества. Встречали гостей из Белоруссии хлебом с солью, а после приёма у царя Гороха стали проверять, на что гости способны. Дело приехали пытать, аль от дела лытать? И в горнице испытывали, и на царском дворе, а когда убедились, что приехали мастера на все руки, то и чаем с выпечкой угостили.

Goroxovez 2 IMG 5285Goroxovez 3 IMG 5277

ФОТО: Встречали нас хлебом солью, знакомили с ремёслами и традициями края. Вёдра носили на царском дворе.

Goroxovez 3 IMG 5300Goroxovez 3 IMG 5301

Goroxovez 6 IMG 5262

ФОТО: Фотографировались с царём Горохом.

А потом повезли нас на Лысую гору. Единственное самое высокое место в Гороховце, на котором не растут даже кустики. Но впечатляет не только высота горки, но и заклязьменские дали с неё. Троице-Никольский двухэтажный собор, построенный в 1681 году на Никольской горе тоже впечатляет. Но не столько размером, сколько местом расположения. Здесь правый берег Клязьмы резко падает вниз и река течёт в Оку, извиваясь змейкой по равнине. Не зря Андрей Боголюбский облюбовал это место для возведения ещё одной крепости. На Пужалову гору, которая хорошо просматривается снизу, из исторического центра города, выходить не стали, а спустились вниз, где нас ждали в Купеческих палатах, доме Ершова (Сапожникова), – памятнике гражданского зодчества XVII века. После просмотра всех помещений, от светёлок до сеней, лично у меня сложилось впечатление, что хозяева с прислугой ушли на молебен, а в детской осталась нянька с малышом.

Goroxovez 6 IMG 5345Goroxovez IMG 5327

ФОТО: Вид с Никольской горы.

Goroxovez IMG 5335Goroxovez IMG 5353

ФОТО: Троицкий собор и выставочный зал в доме Семёнычева.

Goroxovez IMG 5359Goroxovez IMG 5372

ФОТО: Купеческие палаты.

Первый этаж купеческого особняка Семёнычева, постройка начала ХХ века, когда-то занимал Городской банк имени Сапожникова. Сейчас здесь располагается выставочная площадка для передвижных выставок российских федеральных музеев и других выставочных проектов. Мы попали на выставку нижегородского художника Евгения Алексеевича Фролова. Графика, натюрморты, пейзажи, портреты – всё привлекает внимание. А наши дамы не упустили возможности дополнить работы художника своими портретами. Естественно, только с помощью фотоаппаратов.

Goroxovez IMG 5382

ФОТО: В выставочном зале Г.И.Алюшкевич и М.В.Зенова у картин нижегородского художника Евгения Алексеевича Фролова.

Goroxovez IMG 5396Goroxovez IMG 5398

Переписка с Александром Богдан о поездке в Дивеево

- Как Вы помните, в Муроме договориться с проводником в Дивеево нам не удалось, поэтому роль гида я взял на себя. Читал информацию не из Википедии, а с сайта Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского женского монастыря, с небольшими своими дополнениями и комментариями. Рассказал по памяти о святом преподобном Серафиме Саровском и о православной традиции почитания святых мощей. Все из нашей группы ехали в Дивеево впервые, кроме водителей автобуса. Они предложили нам выделить на посещение не более двух часов, потому что предстояло утомительное возвращение домой. Мы прислушались к их совету и договорились, что через два часа все соберутся в автобусе. Александр Сергеевич внес предложение всем ходить за мной. Я подвел людей к главному Свято-Троицкому собору. Около собора ещё раз кратко зачитал основную информацию о храме и пошел внутрь в разведку один. Я был в подряснике, поэтому меня спокойно пропустили. К мощам преподобного Серафима и к иконе Божьей Матери «Умиление» были две длинные очереди. Еще в автобусе я предлагал группе не становится в очереди к святыням, потому что, как и ожидалось, в летнюю субботу народа к святыням было очень много. Я посоветовал издали помолиться, поклониться святыням и уйти довольными. Как говорил английский писатель Гилберт Честертон: «Заходя в храм, нужно снимать шляпу. Голова может еще пригодиться».

Договорившись с охранниками, наша группа, минуя длинные очереди, зашла в храм. К главным святыням в Троицком соборе мы не приложились, но кто пожелал, приложились к другим иконами. Мне предлагали подойти к мощам святого Серафима без очереди, ведь я же был одет по форме, но решил, что старец Серафим не оставит меня без своего благословения даже, если не приложусь к его мощам. Тем более, что другим я предлагал ограничиться лишь молитвой на расстоянии. Подходил момент окончания нашего пребывания в Дивеево. Все храмы, кроме Троицкого и Казанского соборов, были уже закрыты на уборку. Поэтому после Троицкого собора мы пошли к Казанскому. Внутрь зашли без надежды, что сможем приложиться к святыням, но очередь там была очень маленькой, и мы не упустили возможности приложиться к мощам местных святых преподобных монахинь. Помолились, поклонились святым местам и тронулись в обратный путь. В дороге проблем не было. Утром были дома. Убеждён, что все участники поездки благодарны и признательны Вам за организацию встреч на родине былинного богатыря, преподобного Ильи Муромца.

Gorod 24.07 0 IMG 5102

ФОТО: На улице Карла Маркса в Муроме.

Фото автора, О.В.Свистуновой, Г.И.Алюшкевич и из архивов, А.С.Сафаева и А.И.Богдана
Иван Васильевич Костин

]]>
kostin_ivan_vasilevich@mail.ru (КИВ) События Fri, 09 Aug 2019 20:58:39 +0000
Краткая история городского собора Рождества Богородицы в Муроме. Пролетарский взгляд. https://murom-mama.ru/stati/otdyhaem-s-malyshom/kratkaya-istoriya-i-sudba-gorodskogo-sobora-rozhdestva-bogoroditsy-v-murome-proletarskiy-vzglyad.html https://murom-mama.ru/stati/otdyhaem-s-malyshom/kratkaya-istoriya-i-sudba-gorodskogo-sobora-rozhdestva-bogoroditsy-v-murome-proletarskiy-vzglyad.html

Bogorod.sobor 1Краткая история и судьба городского собора Рождества Богородицы в Муроме. Пролетарский взгляд.

Прочитав статью «ПРОГУЛКИ ПРОВИНЦИАЛА: Кремлёвская гора в Муроме», краевед Алексей Комлев решил поделиться с сайтом «Муром-мама» своей информацией о судьбе городского собора Рождества Богородицы, которую собирал и анализировал тридцать лет. [Библиографические ссылки по тексту в квадратных скобках набраны курсивом]. Даты в изданиях до 1917 года стоят в начале перед фамилией автора. « Цитаты из источников набраны курсивом и заключены в кавычки». Повторное воспроизведение текста разрешается без нарушения его целостности, включая и ссылки на источники, а также с указанием автора статьи. Воспроизведение отдельных фрагментов разрешается с указанием полного названия статьи и её автора.


Rjabikov1834g.

Важное замечание

При подготовке настоящей статьи в большинстве своём использовались официальные источники – как времени советского периода, так и до 1917 года. Все они в своё время прошли жёсткую цензуру, получили широкое распространение в полиграфических изданиях, среди специалистов введены в научный оборот. Именно они в первую очередь сформировали взгляд на ту историю памятника, которая здесь и представляется. Найденные же архивные документы, но ещё не введённые в научный оборот и неизвестные широкой публике, не опровергают, а лишь дополняют сложившуюся картину. Настоящая статья лишена всякого иллюстративного материала и сделано это сознательно с одной целью – сосредоточить внимание читателя на тексте. Цитаты источников совершенно кратки, раскрывающие саму суть выводов тех или иных авторов. Более глубокие их размышления заменены авторскими выводами.

Алексей КОМЛЕВ (Москва)

Вступление

Городской собор в честь Рождества Богородицы располагался на территории современного Окского парка. За свою долгую историю в силу многочисленных переделок памятник неоднократно менял свой архитектурный облик. В данном случае речь идёт о более позднем здании собора в силу того, что первоначальная постройка также была утрачена.
«Этот храм, как памятник церковной архитектуры XVI [?] ст., также не сохранился в первоначальном виде, – мы видим собор переделанным по рисункам позднейшего времени, а внутренняя отделка в нём – и совсем новейшая» [1901 г. «Историко-статистические сведения о некоторых местностях Владимирской губернии». – Владимир, Типо-Литография Губернского Правления. Стр. 88].

Предыстория

С распространением (или насаждением) христианства, центр города в Муроме с окраин был перенесён на территорию современного Окского сада, где и был построен городской собор. Сообщение о таком переносе (кремля, крепости) на новое место есть у некоторых авторов, но с разными комментариями. Первоисточниками в данном случае являются летописи и жития местно чтимых святых, составленных и написанных в значительно более позднее время. Имеющие во второй половине XIX столетия место археологические раскопки с обнаружением не только ценных предметов, но и захоронений, которые принято относить к языческим традициям, заставляли исследователей предположить, что собор сей поставлен был на месте языческого капища. В этой связи до сих пор остаётся невыясненным вопрос, каким образом произошло строительство православного собора на данном месте – после мирного вытеснения одной религией другую или насильственного. Возможно предположить и мирное существование на протяжении длительного периода обеих течений.

Первый проект до 1228 года

По мнению некоторых исследователей, собор был основан при Муромском князе Юрии Владимировиче (1175-1204) около 1170 года.
[1852 г. А. Ратшин. «Полное собрание исторических сведений о всех бывших в древности и ныне существующих монастырях и примечательных церквах в России». – Москва. В Университетской Типографии. Cтp. 57].
[1880 г. «Древности». Труды Московского Археологического Общества. Под редакциею В. Е. Румянцова. (Н. Г. Добрынкин. «Об открытых следах древнего здания в Муроме, на том месте, где ныне находится городской собор», т. 8, прот. 142, стр. 41-42). – Москва. В Синодальной Типографии, на Никольской улице].
[1881 г. Е. Голубинский. «История Русской Церкви». Том I. Период первый. Вторая половина тома. – Москва, Типография Э. Лисснер и Ю. Роман, Арбат, д. Каринской. Cтр. 261-262].
[Н. Н. Воронин. «Зодчество северо-восточной Руси». Том 2, АН СССР. – Москва, 1962 г. Cтр. 17-18].
[В. В. Седов. Записка, данная Алексею Комлеву для его книги «Городской собор в Муроме» (Том 1, «Краткая летопись», электронный вариант) по поводу фрагментов, найденных архитектором Н. А. Артлебеном во время перестройки собора в 1873-1875 годах. – Машинопись, середина 2000-х гг.].
При этом Воронин аргументированно предполагал, что уже тогда собор был двухэтажным с папертью и галереями, окружающими памятник с трёх сторон: «…, и разрушенность Муромского собора, скорее, может указывать на сохранение в XVII в. Постройки XIII в., возможно, лишь ремонтированной при Грозном» [Воронин, стр. 18].
Постройка первоначального каменного собора в XII веке не вызывала сомнения у служивших в нём в XIX столетии священников – будущего архиепископа Саввы, священника Орфанова [1904 г. Высокопреосвященный Савва. «Хроника моей жизни. Автобиографические записки». Том 5 (1874-1879 гг.), стр. 372, пояснительная сноска на письмо священника Орфанова. – Свято-Троицкая Сергиева Лавра. Собственная типография].

По мнению дpугих исследователей, собоp мог быть основан сыновьями Юpия — Владимиpом или Давидом. Последний упоминается с именем Пётp (княжествовал в 1203-1228 годах) и по кончине своей был погpебён в собоpе вместе с супpугой Февpонией [1898 г., февраль. Н. Г. Добрынкин. «Воспоминания». – Рукопись. Фонды МИХМ. 46 листов. Л. 41 (оборот)].
«Если принять во внимание, что в Богородицком соборе покоятся мощи благоверного князя Муромского Петра и супруги его Февронии, которые скончались, по показанию пролога, в 1228 году, то можно думать, что основание соборной церкви произошло не позднее начала XIII века» [1897 г. В. Добронравов. «Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии». – Губ. г. Владимир. Типо-Литография В. А. Паркова. Стр. 136].
«Так как погребение и нетленно почивающие здесь св. благоверный кн. Пётр и супруга его Феврония, по показанию жития их, скончались в 1228 году, то основание этого храма, нужно думать, произошло не позднее начала XIII столетия» [1903 г. Н. П. Травчетов. «Город Муром и его достопримечательности». – Владимир. Стр. 71].

Второй проект до 1552 года

Время строительства (или возобновления) нового здания собора из встречающихся в историографии сведений также не даёт ясного ответа ни о годе постройки, ни о заказчике. Лишь архитектурный облик нового памятника описан наиболее точно. Одни исследователи называют заказчиком Ивана III, другие Ивана IV. Приводя в подтверждение своих выводов аргументы, которые в свою очередь вступают в противоречие с аргументами оппонентов [1903 г. Н. П. Травчетов. «Город Муром и его достопримечательности». – Владимир]; [1907 год. Л. Белоцветов. «Муромский Богородицкий собор». – Муром, Типо-Литография П. М. Милованова].
«Строенье та соборная церковь блаженныя памяти государя, царя и великого князя Ивана Васильевича всея Русии (примечание: К сожалению, здесь, равно как и у Бартенева, не указано с точностью, каким именно Иваном Васильевичем – III или IV сооружён храм)» [Травчетов, стр. 72].
«Существенно также, что здание имело деревянные связи, применение которых прекратилось с конца XV века; при реставрации 1873 г. эти связи были заменены железными» [Н. Н. Воронин. «Зодчество северо-восточной Руси». Том 2, АН СССР. – Москва, 1962 г. Cтр. 17-18].

Так или иначе, но второй проект памятника появился задолго до «никоновских новин» [профессор Александр Владимирович Пыжиков] середины XVII столетия, и нашёл описание в писцовых книгах города Мурома [1857 г. К. Н. Тихонравов. «Владимирский сборник. Материалы для статистики, энтографии, истории и археологии Владимирской губернии». – Москва, Университетская Типография. Стр. 141]. Согласно им, собор представлял из себя двухэтажное здание на подклете и увенчивался тремя главами. Любопытно, что опись Киреевского [В. Я. Чернышев. «Сотная с писцовых книг г. Мурома 1623/24 г. Г. Ф. Киреевского и П. Горемыкина». Серия «Памятники истории Мурома». Выпуск 1. – Владимир, 2010 г.] ничего не сообщает о состоянии памятника, а вот опись Бартенева [В. Я. Чернышев. «Писцовая книга г. Мурома 1636/37 г. Б. Д. Бартенева и М. Максимова». Серия «Памятники истории Мурома». Выпуск 2. – Владимир, 2010 г.] спустя всего 12 лет, говорит об ужасном его внешнем виде.
Не вызывало сомнения, что собор построен был Иваном III и являлся памятником XV столетия, у священников собора – будущего архиепископа Саввы и протоиерея Орфанова [1898 г. Высокопреосвященный Савва. «Хроника моей жизни. Автобиографические записки». Том 1, стр. 181; Том 5, стр. 373], служивших в нём ещё до начала очередной перестройки в 1870-х годах.

Третий проект до 1873 года

В середине XVII столетия, по окончательному воцарению династии Романовых на престоле, в стране разразилась церковная смута. Так называемые «никоновские церковные реформы» коснулись и внешнего вида памятников архитектуры. Не избежал своей участи и городской собор в Муроме. В это время произошла его кардинальная переделка, исказившая облик здания (известного по описаниям Киреевского и Бартенева) до неузнаваемости. В частности, трёхглавие было заменено пятью главами, позакомарное покрытие скрыто под четырёхскатной кровлей. Возможно также в этой связи была переделана и вся галерея, обрамлявшая здание с трёх сторон. Была ли она до этого открытой или полуоткрытой и существовала ли вообще неизвестно, только теперь полностью была спрятана под кровлю, скрыв от взора на половину северный, южный и западный фасады здания. Данная конфигурация воспроизводится графически на известных иконах того времени [«Иконы Мурома» – М.: Северный паломник, 2004 г.], что в отличие от рисунков иностранных путешественников [1906 год. А. Олеарий. «Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно». – СПб, издание А. С. Суворина; А. Н. Кирпичникова. «Россия XVII века в рисунках и описаниях голландского путешественника Николааса Витсена». – СПб, АО «Славия», 1995 г.] можно считать первыми достоверными иконографическими образами памятника.

Вопрос перестройки собора с трёхглавого на пятиглавый пока остаётся открытым. Такая перестройка именно после «никоновских новин» лично мне кажется вполне логичной с идеологической точки зрения. Однако она могла произойти и раньше, в период активного церковного строительства в Муроме, а именно, когда в каменном виде были построены храмы Троицкого, Благовещенского и Воскресенского монастырей в новых архитектурных формах середины XVII столетия. Как известно, именно в этот период отстраивается заново верхняя часть разрушенного Благовещенского собора, но в новых архитектурных формах, в которых уже был выстроен Троицкий собор.
Не исключён также вариант перестройки собора и в более позднее время, приходящееся на начало уже XVIII столетия. В тот период в Муроме были построены Николо-Набережный и Вознесенский храмы, при этом своим пятиглавием (но уже без закомар) отдалённо напоминающие вышеупомянутые храмы середины XVII века. С практической точки зрения позакомарное покрытие заменялось четырёхскатными кровлями, что в свою очередь становилось новым архитектурным стилем.

Хронологию внешнего вида собора за период с начала XVII по конец XVIII века можно сопоставить по описям и выстроить условно следующим образом.
1. В 1636 году собор каменный трёхглавый с папертью. Состояние памятника аварийное. Имеется «колокольница». Рядом два деревянных храма: Петра и Февронии на подклете и архистратига Михаила с колокольницей (Писцовая книга г. Мурома 1636/37 г.).
2. В 1646 году собор каменный с приделами Петра и Павла, а также храмы Петра и Февронии и архистратига Михаила (Список с переписной книги г. Мурома 1646 г. и Список со строельной книги г. Мурома 1649 г.).
3. В середине или во второй половине XVII столетия производится крупная перестройка собора с переделкой его архитектурного облика. Главная деталь – трёхглавие заменяется пятиглавием (икона «Собор муромских чудотворцев»; датируется концом XVII в.) [«Иконы Мурома», 2004 г.].
4. В конце XVII столетия позакомаpное покpытие собоpа убирается под четыpёхскатную кpовлю. Возможно, именно в это время вокруг собора устраивается крытая галерея (икона «Собор муромских чудотворцев» из собрания И. С. Куликова; датируется концом XVII в.) [«Иконы Мурома», 2004 г.].
5. По описанию 1764 года муромский деревянный кремль ещё существует, но в совершенной ветхости. Внутри кремля упоминается каменный собор и деревянный храм архистратига Михаила. Деревянный храм Петра и Февронии уже не существует.
6. В XVIII столетии пятиглавый собор существует под четырёхскатной кровлей с крытой папертью и крытой же галереей (икона «Собор муромских чудотворцев с избранными святыми»; датируется концом XVIII началом XIX в.) [«Иконы Мурома», 2004 г.].
7. В половине XVIII столетия разбираются ветхие стены и ворота муромского кремля.
8. В период с 1780 по 1789 годы на месте бывшего деревянного храма Петра и Февронии строится каменный храм в честь Спаса Нерукотворного Образа и высокая колокольня. С южной стороны храм имеет придел в честь Муромской иконы Божией матери.
8. В 1801 году упразднён и разобран деревянный храм архистратига Михаила.

Настоятель собора протоиерей А. И. Орфанов и соборный ктитор Иван Константинович Жадин, по окончании переделок собора в период 1873-1885 годах, поручали библиотекарю Московского Главного архива Министерства иностранных дел, а также действительному члену Владимирского губернского статистического комитета и разных других учёных Общества Токмакову составить отдельное историческое и археологическое описание памятника [1887 г. И. Токмаков. «Муром, уездный гор. Владимирской губернии». – Владимир, Типография Владимирского Губернского Правления. Стр. 13-14]. В ответ на это автор книги сообщал, что «Означенное описание будет составлено на основании точных документов и рукописей государственных архивов и библиотек, а равно археографических и библиографических данных, на коих изображены не только соборный храм, но и прочие церкви и монастыри Мурома». В настоящий момент местонахождение собранных Токмаковым материалов мне неизвестно, равно как неизвестно, была ли в конце концов издана данная работа по собору. Если предположить, что такие материалы действительно были собраны, они безусловно представляют из себя исключительную ценность по истории данного памятника особенно за период XVII-XVIII столетий.

Четвёртый проект 1873-1878 годов

Ко второй половине XIX столетия возникла необходимость реставрации не только самого собора, но и устроенной рядом с ним колокольни с храмом. [1872 г., 11 марта. гр. Уткин. «Муромъ. – Соборъ Пресвятыя Богородицы». – «Всемирная иллюстрация», № 167, IV годъ, томъ VII, № 11, стр. 184]; [1878, 21 июля. П. Зворыкин. «Письмо к редактору». – «Владимирские Губернские ведомости», № 29, часть неофициальная, стр. 5]. Предполагаемая реставрация продолжалась целых пять лет и превратилась в очередную переделку собора, в ходе которой были утрачены следы более древнего здания. Даже в среде духовенства подобного рода «реставрация», проводимая под наблюдением губернского архитектора Артлебена, вызвала негодование и возмущение [«Автобиографические записки Высокопреосвященного Саввы». Том 5, стр. 372. Письмо священника Орфанова к епископу Савве Харьковскому от 2 августа 1876 г. Материал опубликован также в книге по собору Владимира Добрынкина в 1915 г.].

Однако в более позднее время сей факт в работах писателей духовного звания был заретуширован и переделка памятника преподносилась как хорошее и благое дело. К таковым трудам, например, относится описание собора преподавателем Владимирской семинарии В. Добронравовым [1897 г. В. Добронравов. «Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии». – Владимир, Типо-Литография В. А. Паркова] и книга соборного священника Л. Белоцветова [1907 г. Л. Белоцветов. «Муромский Богородицкий собор». — Муром, Типо-Литография П. М. Милованова]. Между тем, сын известного муромского краеведа Владимир Добрынкин, также издавая отдельную книгу по истории городского собора, счёл описание последних переделок уместным, равно как и публикацию переписки священника Орфанова с епископом Саввой [1915 г. В. Н. Добрынкин. «Муромский Богородицкий собор. Историко-археологическое описание». — Владимир, Типография Губернского Правления].

Не углубляясь в подробности дела, все без исключения крупные исследователи собора признавали тот факт, что после 1878 года памятник приобрёл совершенно новые черты [Травчетов: «С течением времени собор подвергался большим изменениям, так что теперь этот памятник русского церковного зодчества XVI века существует далеко не в первоначальном своём виде»; Белоцветов: «Этот памятник русской церковной архитектуры XVI века существует и в настоящее время, но уже не в первоначальном своём виде»; Добрынкин: «После реставрации собор, к сожалению, утратил прежний свой древний стиль»; Угрюмов: «Паперти сохранялись при соборе с трёх сторон до последней реставрации его в 1873 году, когда они совершенно уничтожены и заменены открытой террассой. Алтари расширены и храм получил иной вид»; Воронин: ...«реставрация крайне исказила здание грубыми переделками»]. [Н. К. Угрюмов. «Описание Муромского Богородицкого собора, стоящего на Воеводской горе». – Рукопись, 1940 г. Фонды МИХМ, НА № 407.29].

Возможно по этой причине данный памятник совершенно не заинтересовал одного из основоположников архитектурной съёмки в России Ивана Фёдоровича Барщевского, посетившего Муром в 1889 году и снимавшего объекты, относящиеся исключительно к XVII веку, если не считать ещё храм Козмы и Дамиана, по которому в последствии он сам же сделал макет реконструкции [1912 г. И. Ф. Барщевский. «Каталог фотографических снимков». – Москва, Типо-Литография «Печатник». Стр. 50-51, 58].
По скоропостижной кончине архитектора Артлебена, продолжением реставрации колокольни и храма Спаса при ней занимался уже епархиальный архитектор Корицкий. В результате внешний вид колокольни, хотя и построенной в конце XVIII столетия, также был изменён с утратою важных деталей первоначального архитектурного проекта.

Вот известный список произведённых «реставраторами» переделок с утратами.

Переделка собора в 1873-1878 годах:
– немало матеpиалов и усилий было потpачено на заложение подземных источников, появление котоpых пpивело к pасслаблению почвы, от чего в стенах собоpа пpоизошли тpещины;
– прежняя крытая галерея превращена в открытое гульбище;
– стены скреплены железными обручами;
– частично обгоревшие деревянные балки заменены железными балками;
– четырёхскатная кровля убрана, открыто позакомарное покрытие собора;
– разобрана центральная глава и заменена деревянной;
– из кокошников закомар сняты картины;
– восточная стена частично разобрана и прибавлена новая кладка в виде трёх вытянутых алтарных абсид;
– вход представлен маленькими сенцами из железа и дерева;
– открывшаяся галерея обнесена железной решёткой;
– предалтарный иконостас от средних колонн перенесён к крайним восточным и вновь позлащён;
– с северной стороны параллельно приделу свв. Апостолов Пётра и Павла устроен новый придел во имя св. Равноапостольной Марии Магдалины и преподобного Алексия, человека Божия (в память Алексея и Маpии Еpмаковых);
– оцементированы полы;
– под сводом пола устроена пневматическая печь, после чего службы в соборе стали совершаться и зимой;
– замазаны древние фрески собора, часть которых рассказывала о житии Муромских Чудотворцев. По рассказам местных старожилов на западной стене храма пpи входе в пpидел свв. Апостолов, было изображено: «Княжение св. Петра»; на северной: «Пострижение кн. Петра в монашество»; на южной: «Пострижение кн. Февронии».

Реставрация и переделки на колокольне в 1882-1885 годах:
– колонки и многие украшения, а местами и кирпич, исправлены, восстановлены;
– вся колокольня оцементирована;
– западная половина придела в честь иконы Муромской Богородицы разобрана, так как загораживала колокольню с юга (пpидел Муpомской иконы Богоpодицы уменьшен таким обpазом наполовину).
Главными внешними отличиями колокольни до и после реставрации стали:
– ликвидация придела с южной стороны;
– замена крыльца на шатровое;
– ликвидация фронтонов второго яруса (вместо них на западной стороне появилась памятная табличка о жертвователях на обновление колокольни в 1844 году);
– замена деревянной ограды звонницы металлической (возможно, чугунной);
– поверх яруса звонницы появилась с северной, западной и южной сторон памятная табличка о возобновлении колокольни;
– замена часов.

До 1878 года Спасский храм при колокольне служил при городском соборе тёплым-зимним, а при устpойстве в собоpе отопления, службы в Спасском хpаме стали совеpшаться только два pаза в год (3 июля и 16 августа). В этой связи неоднократно поднимались вопросы об упразднении данного храма. В своей книге священник Леонид Белоцветов так закрывает эту тему: «в 1894–1902 годах были даже предложения совершенно упразднить её (церковь). Но Господу не угодно было сие. В 1903 году Староста Собора Н. И. Нехорошев и его отец И. Г. Нехорошев изъявили желание возобновить заново храм, что, по разрешению Епархиального Начальства, и исполнили».

Практическая и финансовая сторона переделок 1870-х годов.

На очередную переделку собора ушли огромные по тем временам деньги, а именно, на собор было собрано 49.958 рублей и на колокольню с храмом при ней 12.000 рублей. В местной печати староста собора в письме редактору сообщал следующее: «Здесь происходило освящение соборного храма, реставрированного в продолжение двух лет на средства жителей города; начало же положено этому возобновлению женою покойного А. В. Ермакова. Реставрация исполнена удачно и прежней старинной архитектуры» [1878 год. П. Зворыкин. «Владимирские Губернские ведомости», часть неофициальная, раздел «Гор. Муром. Известия», № 25 (июнь), № 29 (июль)].

Данное утверждение представителя зарождающегося в России буржуазного класса, сколотившего свои капиталы на эксплуатации труда простых людей, непосвящённых читателей явно вводит в заблуждение. Это прежде всего касается так называемой «удачной» по их мнению реставрации, которая на самом деле не вернула собору образ «прежней старинной архитектуры», а наоборот, уничтожила многие следы её, что, вместе с переделками XVII-XVIII века, ещё более обесценили историко-архитектурную значимость памятника. Это обстоятельство вполне могло сыграть свою роковую роль в принятии решения о целесообразности сохранения данного архитектурного объекта, изуродованного многочисленными переделками поздних времён.

В период вышеназванных переделок соборного храма, Епархиальным начальством его старостой был утверждён потомственный почётный гражданин и муромский первой гильдии купец Пётр Козмин Зворыкин [1876, 15 марта. «Владимирские епархиальные ведомости». № 6, часть официальная, стр. 268], которому вместе с купцом второй гильдии Михаилом Николаевым Зайцевым за усердную и ревностную службу на пользу собора Его Высокопреосвященством была объявлена благодарность [1876, 1 апреля. «Владимирские епархиальные ведомости». № 7, часть официальная, стр. 315].

К слову сказать, в печати данная переделка преподносилась также и как забота о народе, ибо расширение алтарной части памятника и перенос иконостаса к восточной стене, позволяла увеличить полезное пространство внутри собора. В действительности же полезная площадь увеличилась только для служителей культа (с постройкой новых абсид для алтарей, в которых даже были устроены небольшие иконостасы), а для пользы народа произошло явное уменьшение её, потому что в процессе переделки были разобраны крытые паперти и превращены в открытые гульбища, что по фактическим размерам потерь полезной площади для молящихся несоизмеримы с приобретённым пространством внутри здания. Отодвинутый же к восточной стене иконостас стал менее обозреваем.
В краеведческих трудах позднего времени можно найти калькуляцию этой последней переделки соборного комплекса.
Итак, для реставрации городского собора Рождества Богородицы в Муроме в период 1873-1878 годах собрано было 67.317 рублей, из которых:
– Муромским Купеческим Обществом и Муромским Мещанским Обществом 500 руб.;
– выpучено от пpодажи лома pазных матеpиалов 953 руб.;
муромскими купцами:
– Анной Киселёвой 1.000 руб.;
– М. П. Зворыкиным 1.000 руб.;
– М. Е. Ермаковой 6.000 руб.;
– П. С. Зворыкиным 8.859 руб.;
– церковных средств 14.611 руб.;
– доброхотных пожертвований 34.394 руб.;
Употреблено на реставрацию было 49.958 рублей. Употребление остатка в 17.359 рублей неизвестно.
В 1878 году для главного престола было устроено металлическое облачение (оклад), представляющее собою медные высеребренные доски с чеканными на них изображениями. Стоимость 1.200 руб.
На реставрацию соборной колокольни и храма Спаса Нерукотворного образа при ней в период 1882-1885 годов было затрачено:
– церковных сумм 4.000 руб.;
– доброхотных пожертвований 8.000 руб.

Для примера, средний поденный заработок строительных рабочих СПб в пятилетку 1873-1877 годов составлял 128,6 копейки [С. Г. Струмилин. Оплата труда в России (Исторический очерк), журнал «Плановое хозяйство», 1930 г., №№ 4, 7-8].
Ещё ранее следует сказать, что на соборной колокольне находился колокол весом в 1049 пудов. Колокол был поднят 23 сентября 1845 года, а 26 сентября к нему подвесили язык. Вылит сей колокол был в Ярославле содержателем завода Ив. Порф. Оловянишниковым в октябре 1844 года по усердию и иждивением Муромского 2-й гильдии купца почётного гражданина Ефима Ивановича Кознова при участии жертвователей из числа жителей города. Стоимость одного только этого колокола составляла 50.000 руб. ассигнациями.
Для сравнения, служившему священником в том же соборе в 1842-1846 годах, будущему Архиепископу Савве положен был ежегодный заработок в 25-30 рублей [1898 г. Высокопреосвященный Савва. «Хроника моей жизни. Автобиографические записки». Том 1 (1819-1850 гг.). – Сергиев Посад, Моск. Губ., 2-я типография А. И. Снегирёвой. Стр. 180]. Фактически было следующее: «Вот сколько я мог получать от собора в год: 40 рублей ассигнациями (11 рублей 43 коп. серебром) штатного жалованья и до 200 рублей серебром из братской кружки» [Там же, стр. 189].

В конце XIX столетия на содержание соборного причта, состоящего из семи человек (протоиерей, два священника, диакон, три псаломщика) приходилось жалованья от казны 1.421 рубль, процентов с причтового капитала (10.129 р.) – 406 р., а всего около 3.430 рублей в год. То есть в среднем на каждого по 490 рублей в год или по 40 рублей в месяц. Все члены причта проживали в собственных домах [1897 г. В. Добронравов. «Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии». — Владимир, Типо-Литография В. А. Паркова. Стр. 142].

Для сравнения, в этот же период времени средний заработок по империи наёмного работника на производстве составлял не более 14 рублей в месяц. Продолжительность же рабочего дня наёмного работника в царской России только лишь в 1897 году официально была снижена до 11,5 (!) часов. При этом об отдельном жилье для фабричных и заводских работников вообще речи не идёт.

Здесь следует непременно сказать и о том, что городской собор был безприходским. Так, архиепископ Савва в своих воспоминаниях о службе в соборе в период 1842-1846 годов сообщал: «…, у меня была небольшая паства, состоящая из трёх неполных дворов, которую я наследовал от своего тестя, Василия Васильевича Царевского, который пользовался в городе общим уважением. Паству эту составляли: городничий Козьма Семёныч Маков с женою старушкой, – окружный начальник Николай Егорыч (фамилии не помню), женатый на лютеранке и жена лесничего – немца» [1898 г. Высокопреосвященный Савва. «Хроника моей жизни. Автобиографические записки». Том 1, стр. 189].
До артлебенской переделки и устройства в соборе отопления службы в нём по воспоминаниям того же Саввы проходили следующим образом:
«При соборе по штату положено: протоиерей и два священника, диакон и два псаломщика.
Протоиерей, по заведённому им порядку, чреды не исправлял, хотя получал жалованья и доходов в полтора раза больше против священников. Таким образом, мы с о. Харизоменовым поочерёдно совершали в соборе ежедневное богослужение. В воскресные и праздничные дни всенощная – летом обыкновенно совершалась с вечера, а зимою утром в 4 часа. В будние дни утреня – зимою начиналась в четыре часа а летом в три часа по полуночи. Литургия ранняя (только по праздникам) в 6 часов утра, а поздняя всегда в 8 часов. Между утреней и литургией не редко случалось ходить по домам для молебствий с чудотворною иконой нерукотворённого образа Спасова, а после литургии почти ежедневно совершались молебны для приходящих из разных мест богомольцев пред мощами почивающих в соборе чудотворцев Петра и Февронии. И это был главный источник содержания для соборного причта, так как собор был безприходный» [Савва, том 1, стр. 188-189].

Komlev9.7.2004

Собор после Великой Октябрьской социалистической революции

Получившая широкое распространение на просторах интернет версия о закрытии и разорении собора сразу после революции, не подкрепляется никакими документальными свидетельствами и является ложной. Хотя известный «Декрет о свободе совести и церковных и религиозных обществах» и отделял церковь от государства, [«Владимирские епархиальные ведомости», 1918 г., № 2, 31 января, стр. 15; № 17-18, октябрь, стр. 125-128], культовые здания были оставлены в безвозмездное пользование верующим и жизнь их продолжала идти своим чередом. Например, в Летописи Троицкого монастыря г. Мурома [«Церковно-приходская летопись Владимирской епархии Муромского Троицкого женского монастыря». – Рукопись. Фонды МИХМ) сообщалось, что 2 июля 1918 г. с пароходной пристани Оки «Качкова» была встречена Муромская икона Божией Матери, прибывшая из г. Рязани. Принесли икону с разрешения церковного Собора для обхождения по церквам и домам г. Мурома. Икону встречало всё духовенство около городского собора, где в этот же день была совершена торжественная Литургия, а вечером Всенощное бдение. 19 Августа были торжественные проводы той же иконы на Окскую пристань по направлению в г. Рязань.

Следует сказать, что все эти события происходили в дни, когда в городе произошёл контрреволюционный мятеж (8-9 июля) [«Красная книга ВЧК». – Москва, «Политиздат», 1989 г. Том 1. «Восстание в Муроме и муромская организация»]. Большие суммы денег заговорщикам были предоставлены епископом Митрофаном, проживающим на территории Спасского монастыря. После данного события монастырь, как очаг контрреволюции, был закрыт, но никаких аналогичных действий в отношении других храмов города Мурома не последовало. Епископ Митрофан, проводя в жизнь призывы патриарха Тихона и на протяжении всего 1918 года осуществляя агитацию за свержение советской власти, был осуждён, но помилован и отправлен на покой [«Владимирские Епархиальные ведомости», 1918 г., № 2 (февраль), стр. 15, Епархиальные известия; № 4 (апрель), стр. 28, Епархиальные известия; № 5-6 (май-июнь), Указ].

Впервые фраза «Собор был закрыт в 1924 году» появляется в рукописной работе художника Муромского краеведческого музея Угрюмова, который в 1940 году занимался описанием уже разрушаемого соборного комплекса [Н. К. Угрюмов. «Описание Муромского Богородицкого собора, стоящего на Воеводской горе». – Рукопись, 1940 г. Фонды МИХМ]. В этой работе приводились некоторые данные в чьих руках находился памятник в последние годы. Более полное прослеживание судьбы городского собора в 1920-1930-е годы, основанное на архивных документах, появляется в местных краеведческих сборниках сначала в начале 1990-х годов [Е. К. Тюрина. «Судьба Муромского Богородицкого собора в документах» (по материалам дипломной работы). – Муром. Муромский сборник. 1993 г.], а затем в 2000-е годы [Е. А. Мавлиханова. «Вето на религиозное наследие». Из истории г. Мурома 30-х годов XX века. – Муром. Уваровские чтения-5. 2003 г.].

Авторы упомянутых статей ставили своей задачей показать, как постепенно приближался час принятия рокового для собора решения. При этом у непосвящённого в тонкости вопроса читателя могло сложиться неверное представление о виновнике такого решения. Эта недоговорённость послужила поводом к лишнему обвинению политики большевиков и советской власти по отношению к церкви и прежде всего со стороны нынешнего духовенства. Между тем, опубликованные документы говорят как раз об обратном, а именно о том, что советская власть к данному вопросу подходила очень осторожно, а инициатива к закрытию храмов чаще всего принадлежала трудовым коллективам. Вот именно этот вопрос ни в одной из статей не был раскрыт полностью, хотя Мавлиханова в заключении своей работы делает такой вывод: «Таким образом, в борьбе с религиозным наследием г. Мурома проявляется инициатива местных властей». Отодвигание ответственности в сторону власти совершенно не решает задачи поиска исторической правды и, стало быть, справедливости. Данный вопрос нужно рассматривать не отдельно, а в целом, исходя из тех исторических условий, в которых оказалось молодое советское государство, хотя и населённое в достаточном количестве людьми, сформировавшимися при царском режиме.

Опираясь на труды дореволюционных писателей, а именно, Добронравова, Травчетова, Белоцветова и Добрынкина, можно увидеть, что в городе не осталось практически ни одного храма, дошедшего к 1917 году в своём первоначальном архитектурном виде. Многие из них к тому времени были многократно переделаны (речь идёт уже о первичных каменных зданиях) или искажены поздними пристройками в духе своего времени. Даже наиболее ранние храмы, относящиеся к периоду середины XVI века, в своём первоначальном виде не сохранились. Что касается тогдашней власти и прежде всего церковной, то реставрация и восстановление первоначального облика зданий с исторической точки зрения их совершенно не интересовала.
К этому следует добавить, что православными в городе числилась только лишь половина его жителей, что легко установить по изданиям с общими статистическими сведениями по городу Мурому того периода.

Так, в «Историко-статистическом описании церквей и приходов Владимирской епархии» Добронравов называет на 1 января 1896 года жителей 15.679 человек [1897 г. В. Добронравов. «Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии». – Владимир, Типо-Литография В. А. Паркова. Стр. 135]. Заметим, что именно эта цифра дублируется путеводителем Добрынкина с раздельным уточнением количества людей мужеского (8.292) и женского (7.387) полов [1903 г. В. Н. Добрынкин. «Муром прежде и теперь». – Москва, Русская художественная типография Д. Н. Корнаковскаго. Стр. 20]. Сравнивая данные Добронравова от 1 января 1896 года и сведения Городской Управы от марта 1911 года ([1911 г. «Краткий справочник по городу Мурому». Издание Муромской Городской Управы. – Муром, Типо-Литография Н. В. Зворыкина. Стр. 6], увидим, что за 15 лет население города приросло всего на 40 человек. Не углубляясь в дебри появления статистических данных, заметим только, что Добрынкин указывает количество жителей Мурома в 1903 – 15.679, а Городская Управа в 1911 – 15.719 человек.

Обобщая сведения Добронравова по православным приходам и сведения Добрынкина по духовенству в городе, получаем из общего числа 15.560 верующих, православных прихожан всего 7.231 человек, а духовенства вместе с причтом приходских храмов с монахами 279 человек. Если из общего числа жителей в 15.679 человек вычесть всех православных и ещё иных вероисповеданий в 107 человек, в остатке получится 8.062 человек, которых Городская Управа, вследствие введённых царским режимом послаблений после революционных событий 1905 года, по существу открыто причислила к старообрядцам.
Для сравнения можно ознакомиться с архивными данными от 31 августа 1910 г. (предоставлены В. Я. Чернышевым): «Православных и старообрядцев – 15560, магометан – 7, католиков – 68, иудеев – 38, протестантов – нет, армяно-григорианцев – нет, лютеран – 39. Русских – 15560, турко-татар – нет, поляков – 68, евреев – 38, немцев – 39, армян – нет» [ГАВО. Ф. 394. Оп. 1. Д. 527. Л. 33 – Статистические сведения по г. Мурому, 1910 г.].

Помимо местного населения, придерживающегося так называемой старообрядческой веры (именуемые раскольниками), с ростом промышленного производства после 1917 года, город Муром стал пополняться трудовыми ресурсами из близлежащих сёл и деревень. Этот процесс особенно усилился к концу 1920-х годов, ознаменованных началом индустриализации и коллективизации. Прибывающие в город из деревень крестьяне не питали особого уважения к бывшим сословиям эксплуататоров, к которым помимо помещика и кулака на деревне, капиталиста и буржуя в городе, относили и духовенство.
С обострением на рубеже 1920-1930-х годов классовой борьбы, многие граждане из бывших сословий царского времени, поддержали троцкистов в их скрытой и открытой борьбе с советской властью, среди которых оказалось много лиц и духовного звания. В своём большинстве простой трудовой народ, как и прежде, поддержал линию партии большевиков, а отношение к врагам революции выразил в частности массовыми инициативами к окончательному уничтожению чуждых пролетарскому сознанию так называемых буржуйских ценностей, среди которых оказалась религия и памятники культового зодчества.

Здесь следует сказать, что ещё раньше многие церковные здания оказались бесхозными и постепенно приходили в аварийное состояние. Привыкшие к содержанию царской властью своего идеологического института, а теперь лишившись такой возможности, подавляющее большинство из духовенства оставило свои приходы, а следовательно, и сами здания, на протяжении столетий являющимися для них так называемым безпроизводственным местом работы и получения бесконтрольного безналогового дохода. Сокращающиеся естественным образом приходы также не могли содержать особенно крупные здания за свой счёт и начинали сдавать их в аренду самым разным организациям, у которых отношение к религии было совершенно иным. Типичная ситуация сложилась и в Муроме.

Первоначально советские органы брали памятники церковного зодчества под свою охрану. Когда духовенство и приходы стали бросать свои храмы, встал вопрос по выявлению наиболее ценных из них с точки зрения истории и архитектуры. Часто общины не могли даже обеспечить охрану объекта и его содержимого, что влекло за собой взломы и всевозможные кражи. В таком случае наиболее ценные предметы принудительно изымались и помещались в создаваемые государством музеи, хранилища, реставрационные мастерские. Именно эта практика позволила сохранить многие ценные произведения прикладного искусства, а также и сами здания. В Муроме все объекты, относящиеся к XVI, XVII и началу XVIII века были сохранены (исключение составляют Николо-Можайский, Николо-Зарядный и Георгиевский храмы, искажённые поздними переделками и пристройками). Наиболее ценные памятники были взяты под охрану государства и за народные же деньги реставрировались и поддерживались в должном состоянии на протяжении всех лет советского периода (исключение по стране составляет период «хрущёвской оттепели»).

В этой связи большие вопросы вызывало здание городского собора, история которого хотя и была древней, но архитектурный облик в силу многочисленных переделок не представлял уже из себя чего-либо оригинального. Возможно, наиболее древней частью памятника оставался только лишь его нижний этаж (подклет), как и подклет Благовещенского собора, разрушенного поляками в декабре 1615 года [1903 г. Н. П. Травчетов. «Город Муром и его достопримечательности». – Владимир; Стр. 86; уточнение датировки В. Я. Чернышева] и выстроенного заново в новом стиле уже в середине XVII века [Н. А. Беспалов. «Муром. Памятники искусства XVI – начала XIX века». – Ярославль, Верхне-Волжское книжное издательство, 1971 г., стр. 47].

Дальнейшие события к роковому решению 1939 года развивались следующим образом [по опубликованным материалам Тюриной и Мавлихановой].
23 июня 1923 г. с общиной верующих, которая на тот момент насчитывала 223 человека, был заключён договор на пользование городским Собором. 7 января 1924 года вышел Декрет ВЦИК и СНК РСФСР «Об учёте и охране памятников искусства, старины и природы». Во избежание краж, а также в целях антирелигиозной пропаганды, мощи Петра и Февронии, старинные иконы и прочая церковная утварь была взята в городской музей [Записи художника Угрюмова от 1940 г. из фондов МИХМ. – Датировки требуют документальных подтверждений].
В 1927 году правительством выпускается циркуляр «О порядке заключения и расторжения договоров с религиозными объединениями на бесплатное пользование молитвенными зданиями и культовым имуществом и об учёте религиозных объединений». К концу года по городу Мурому были составлены договоры с общинами верующих на передачу им церковного имущества и молитвенных зданий. По договору городской собор был передан в пользование общины верующих до 1933 года.

Начиная с 1928 года (год первой пятилетки, положившей начало коллективизации и индустриализации) в местной печати начались выступления трудящихся города (трудовых коллективов), в которых ставился вопрос о передаче пустующих молитвенных зданий под нужды города. Действующий собор предполагалось передать краевому музею.
Показательная выдержка из «Материалов по изучению Владимирской губернии». — Владимир, 1928 г.
Стр. 11-12 (Охрана памятников).
«Под охраной музеев ... состоит 29 гражданских и 192 церковных архитектурных памятников XII-XIX веков.
Часть их находится в непосредственном ведении музеев, а часть передана в пользование общин верующих и разных учреждений.
... заслуживающим подражания следует отметить пример заведующих Муромским и Переславским музеями.
Первый в 1927-1928 г. осмотрел все памятники Мурома и заставил общины верующих произвести некоторым церквам ремонт».
Стр. 13 (Задачи музеев).
«Прежде всего, музеи должны приспособить всю свою научно-исследовательскую и собирательную работу к практическому обслуживанию нужд социалистического строительства.
Вторая задача, которую музеи обязаны выполнить в самое ближайшее время, это – тщательный учёт и изучение революционных памятников.
Одновременно с этим необходимо до некоторой степени изменить своё отношение к прежде учтённым гражданским и церковным памятникам, которые иногда заносились в списки механически («церковь XVIII века – значит охраняем»), без действительного изучения их ценности в архитектурном отношении.
Поэтому, музеи должны ещё раз просмотреть свои списки и, уже детально ознакомившись с ценностью памятников, выделить из их огромного числа те, которые являются действительно достойными охраны, и составить хозяйственный план приведения их в полный порядок».

В 1929 году Горсоветом рассматривается вопрос о передаче собора в ведение музею. Однако на подобные инициативы следует ответ Москвы. Письмо Главнауки от 2 января 1930 г.:
«Главнаука разъясняет, что состояние на её учете церковных зданий отнюдь не означает невозможность их использования для культурных нужд. Главнаука никоим образом не отстаивает сохранность этих зданий в пользовании верующих, проводя в своей области борьбу с религией и стремясь к возможному сокращению деятельности культа.
Что же касается указанных в отношении от 20 декабря 1929 года зданий, то надлежит только после ликвидации общины приспособить их для новых нужд таким образом, чтобы сохранить их показательную ценность по древней архитектуре. Этим конечно не исключается возможность некоторых переделок. Надлежит с этой целью выяснить какие могут быть переделки и согласовать их с Главнаукой».

В 1930 году Постановлением Президиума ВЦИК было решено «Здание церкви Богородицкого собора оставить в пользовании верующих». В начале 1930-х годов в собор даже провели электричество [И. Орлова. «Богородицкий собор. Возрождение святынь». Воспоминания С. Л. Щеглова. – Газета «Новая провинция», № 2 от 15 января 2013 г.].
В июле 1933 года (в силу чрезвычайной необходимости для нужд производства) происходит снятие колоколов с колокольни собора на металлолом. В результате этого были произведены повреждения памятника: расширены пролёты для снятия большого колокола, а при сбросе его, отбиты карнизы и главка у крыльца входа [событие подтверждается фотографией инженера Зворыкина от 5 июля 1933 г.].

5 декабря 1933 г. инженером-архитектором Муромского горсовета Зворыкиным и научным сотрудником музея города Мурома Морозовым был произведён осмотр памятников старины, включая и собор.
Справка:
«При обследовании оказалось, что в пристроенной у колокольни церкви в северной части большие трещины, а внутри отваливается штукатурка с потолка. Сильно разрушена терраса вокруг Собора. В северной и западной стороне террасы, где жильё, выпирают наружу стены. Вокруг всей террасы пострадала штукатурка, камень цоколя местами вываливается и выкрашивается. Внутри Собора в стенах серьёзных повреждений нет. Крыша требует окраски. Живопись старинных икон сохранилась, но ворами почти всё серебро украдено».
30 марта 1934 года по решению общины верующих собор начинает сдаваться в аренду, а колокольня приспосабливается под пожарную каланчу. К этому времени члены общины уже не могли ни содержать памятник архитектуры, ни охранять его. Однако новые аpендатоpы денег не платили, что не могло не сказаться на дальнейшем ухудшении состояния памятников, активно эксплуатируемых незаинтересованными в их поддержании организациями.
Снимок, датированный 1933-1934 годами, показывает существование футбольного поля перед ещё действующим собором.
В 1935 году экспедиция И. Э. Грабаря вывозит из собора в Москву икону «Богородица Одигитрия» (Смоленская).
В 1936 году собор арендуется 41-м строительным полком.
9 ноября 1938 года собор передан Городскому краеведческому музею. В это время колокольня уже арендовалась пожарной охраной под каланчу, храм Спаса арендовался обществом «Спартак» под спортзал и раздевалку, правая часть террасы собора арендовалась изолятором. Ни одно из учреждений арендной платы не вносило, договор на саму аренду не заключало. Внутри собора совсем были разрушены две квартиры и всё приведено в хаотическое состояние.
Здесь уместно вспомнить, что нижний этаж собора (подклет) в силу своей архитектурной особенности за всю историю своего существования всегда использовался и под хозяйственные нужды тоже, начиная от хранения в нём боеприпасов, алкогольной продукции, ненужного вышедшего из употребления церковного имущества, а также сдачи под жительство сторожей и бродячих людей.

В конце концов в 1939 году Городской Совет решился на слом собора, а также храма при колокольне из того, что ни у одной из арендуемых организаций не было ни средств ни желания на текущий ремонт памятников. По сведениям одного из старожилов, с детских лет посещавших и помнящих собор, окончательное решение всё же было принято одним конкретно взятым человеком [Видео-интервью Тамары Сергеевны Александровской от 13 июня 2011 г.]. В 1940 году храм при колокольне и собор были почти сломаны, что подтверждается снимками фотографа Лукомского.
То, что данная акция носила местечковый характер, видно из следующего. 28 декабря 1943 года в письме государственной организации Областного отдела народного образования поручалось проверить состояние Богородице-Рождественского собора и колокольни, а сведения представить в ОБЛОНО к 15 января 1944 года. Здесь следует обратить внимание на то обстоятельство, что ещё продолжается Великая Отечественная война, а та самая советская власть, в лице доверенных органов, проявляет заботу о памятниках культового зодчества.
На данный запрос из Муромского музея последовал ответ следующего содержания:
«На ваш запрос от 28 декабря 1943 года сообщаю, что колокольня Богородицкого Собора используется под каланчу, договор на неё не заключён, так как Наркомпрос, давая разрешение на слом здания XVI века, дал разрешение и на слом колокольни, сняв её с местного учёта, на котором она стояла. Затрачивать какие-либо суммы на её ремонт как памятника не имеет никакого смысла. Директор музея Богатов».
В апреле 1948 года, ввиду расширения парковой территории, колокольня собора была также разобрана.

Мотивация мозгов (часть первая)

Чем руководствовался конкретный человек (или пусть даже коллектив), принимавший решение о сломе городского собора, по всей вероятности узнать будет невозможно. Идея расширения территории прилегающего парка для отдыха трудящихся была вполне обоснованной, тем более, что с учреждением в стране Дня физкультурника на бывшей соборной площади регулярно проводились спортивные праздники и состязания. Скрытыми мотивами людей, принимавших подобные решения, могли быть:
– личные счёты некогда угнетённого класса к идеологическому рупору царизма;
– личные счёты с «никонианской церковью» бывших старообрядцев, с середины XVII столетия находившихся в гонениях со стороны царского режима [А. В. Пыжиков. «Грани русского раскола: заметки о нашей истории от XVII века до 1917 года». — М.: Древлехранилище, 2013 г. ];
– личные счёты троцкистов к партии большевиков, желающих таким образом возбудить недовольство народа против советской власти [в этой связи полезно вспомнить уже ничем не обоснованные антицерковные реформы на рубеже 1950-1960-х годов скрытого троцкиста Хрущёва].

При рассмотрении и анализе данного вопроса важно понять другое. Поводом к такому решению, поддержанному подавляющим большинством трудового народа [вспомним, что в общине верующих при соборе ещё 15 лет тому назад оставалось всего 223 человека], безусловно стала неприглядная деятельность самой церкви на протяжении всей своей истории, носящей, как и сама власть угнетателей и эксплуататоров, антинародный характер.
И если вопрос этот рассматривать более широко, с перспективой на будущее, то, даже с чисто логической точки зрения можно из уже перечисленных фигурантов дела выявить наиболее заинтересованное лицо. И оно вполне может быть в прошлом духовного звания. Перед таким лицом открывалась безрадостная перспектива, вольно или не вольно, сознательно или бессознательно, но подталкивающего его на совершение казалось бы абсурдного с точки зрения здравого смысла поступка. Рассмотрим подробности.

Как советская власть намеревалась использовать памятники архитектуры культового значения, от содержания которых отказалось бывшее духовное сословие? В первую очередь для нужд образования народа, до которого в царской России власти монархистов не было никакого дела. В Муроме таким примером стало преобразованное в школу здание Вознесенского храма.
Не в последнюю очередь советская власть заботилась и о здоровье народа, передавая церковные здания в руки различных спортивных организаций. Таковым примером в Муроме оказались здания Воскресенского и Введенского храмов, причём с сохранением внешнего вида их, как памятника церковной архитектуры. К этому можно добавить и здания Николо-Набережного и Смоленского храмов. Там, где было возможно использовать здания без переделок и искажений, это и делалось. Одни из них использовались под нужны народного хозяйства, а другие опять же для просвещения народа (в Смоленском храме был выставочный зал, в трапезной Успенского кинопрокат и т.д.).

В этой связи полезно вспомнить, сколько раз здание городского собора предлагалось взять на своё попечение (обеспечение) самым разным организациям, включая и городской краеведческий музей. И вот здесь логика бывших представителей духовенства может быть вполне понятна и даже оправданна. Уж если нет средств содержать здание и удерживать прихожан в лоне Церкви, нет никакой возможности сохранить некогда своё материальное имущество, приносившее немалый доход, так пусть же оно не достанется никому! Одна мысль для этих людей, что здание церкви будет передано школьникам или рабочим, переделано в клуб или музей, была кощунственна. И уж если нельзя воспрепятствовать как-то иначе, так уж лучше вовсе уничтожить под самым благовидным предлогом. Именно так и действовали абсолютно во всех областях нового советского социалистического государства очень и очень многие бывшие граждане царской России, это так называемое сословное меньшинство. В отличие от них самих, привыкших обобщать советскую власть, без толики сомнений смешивая её с грязью, мы говорим «многие», но не все, подразумевая лишь, что такой вариант развития вполне мог иметь место в истории городского собора.

От мысленных деяний таких людей, которые, безусловно, не зафиксируешь ни в одном документе, в нынешнее время как раз и приобретают преференции те же самые сословные меньшинства. Другими словами: кто громче всех кричит про вандализм советской власти, тот вполне возможно и может быть главным виновником разрушений по уже озвученным причинам. И таких примеров в мировой истории более, чем достаточно во все времена. На какие только преступления не способен пойти капитал, когда речь зайдёт о баснословных прибылях и приобретениях. Да ещё если учесть тот исторический факт, что сами церковные здания с точки зрения истории практически никогда их владельцев не интересовали. Так что и не жалко было под якобы «благовидным предлогом» дать распоряжение на слом того или иного объекта, лишь бы «чёрным босякам» и их детям не досталось в употребление.

Понимаю, что многим эта мысль покажется из ряда вон выходящей. Однако внимательное рассмотрение истории прошлого и сопоставление с днём сегодняшним в нынешней России заставляет ничему уже не удивляться. Мы же не удивляемся, когда люди духовного звания на полном серьёзе цитируют солженицына, озвучивая количество жертв «сталинских репрессий» в сотни миллионов человек («одна половина страны сидела, а другая половина страны её охраняла» – известная байка аморального типа), а Верховного главнокомандующего товарища Сталина, вместе с советским народом спасшего мир от нацизма, ставят в один ряд с фюрером, при этом публично уже восхваляют и делают чуть ли не святыми пособников фашистов из бывших белогвардейцев. Чему тут удивляться ещё?!!

Разговоры о восстановлении собора или Мотивация мозгов (часть вторая)

Ещё при СССР в последние годы своего существования государство стало передавать Церкви здания, имевшие ранее культовый характер. В Муроме к Благовещенскому собору добавился полностью Троицкий монастырь и Николо-Набережный храм. Со сменой в начале 1990-х годов общественно-экономической формации, процесс пошёл в гору семимильными шагами, одновременно с катастрофическим падением производства и повсеместным уничтожением производственных мощностей, а также массовым обнищанием населения. Под общие крики либералов и прочих ненавистников России о «преступлениях большевиков против духовных ценностей», политические ренегаты, внаглую, обворовав весь советский народ, начали вскармливать РПЦ, взращивая для себя идеологический рупор, которым, собственно, церковь всегда и являлась, не говоря уж о годах правления романовской династии. Новая буржуазная власть, отдав церкви даром всё, что некогда до 1917 года ей принадлежало и сохранялось советским государством за деньги трудового народа, взялась за глобальное строительство нового. При этом повсеместно и новое постсоветское духовенство с удовольствием принялось захватывать земли, которые никогда церковными не были.
Например, вновь открытый в Муроме Воскресенский монастыря, упразднённый ещё в 1764 году [1877 г. Павел Чудецкий. «Опыт исторического изследования о числе монастырей русских, закрытых в XVIII и XIX веках». – Киев, Тип. В. Давиденко. Михайл. Улиц. Соб. Дом. Стр. 49-50], захватил территорию, некогда принадлежавшую стадиону «Труд», а здание православной гимназии было построено на территории, являющейся неотъемлемой частью парка «50-летия Светской власти» («Питомник») (Протокол Муромского горсовета от 16 февраля 1965 года « Об организации парка в западном районе города»). РПЦ отблагодарила благодетелей как и положено – обеспечила на тридцать лет дальнейшую «перестройку умов» трудовому народу, главным содержанием которой была, как и в годы «перестройки горбачёвской», ничем не прикрытая антисоветчина.

Разговоры о возможном восстановлении городского собора Рождества Богородицы в Муроме были и в 1990-е и в 2000-е годы. Но под конец третьего десятилетия буржуазной идеологии, когда аппетиты у так называемых охранителей «духовных скреп» в светском (по Конституции) государстве разрослись до вселенских масштабов, началось судорожное форсирование событий, в какой-то мере напоминающее перестройку собора муромской буржуазией в 1870-е годы.

Официальная подвижка началась в декабре 2017 года, когда в медийном пространстве было озвучено решение администрации города выделить для Муромской епархии землю под строительство кафедрального собора. Заявление главы Евгения Рычкова тотчас одобрил и поддержал совсем недавно возникший в должности епископа Муромского и Вязниковского Нил. В конкретном случае не вызывает сомнения обоюдная договорённость вышеназванных граждан, которым, безусловно, и принадлежит данная инициатива (договор на передачу земли подписали уже в апреле 2018 г.). Вот только строить «древний храм» собирались на новом месте, а именно, за территорией, которая до 1917 года была уже за чертою города.
К этому следует добавить, что по современному законодательству, равно как и по законодательству царской России, для постройки храма нужно как минимум несколько вещей, а именно, наличие общины верующих с заявлением о своём создании и подтверждение ею возможности не только построить храм, но и содержать его. В нашем случае в печати не был озвучен ни один из перечисленных пунктов.
С приближением «праздника супружеской любви и верности» (к слову сказать, превращённого в светское торжество из чисто религиозного местечкового почитания чудотворцев Петра и Февронии), в медийном пространстве было объявлено, что сам патриарх Кирилл (Гундяев) приедет на освящение закладного камня. Следует обратить внимание, что ни в одном из многочисленных медийных источников не обсуждался проект будущего здания (комплекса), равно как и на какие средства он будет осуществляться. Простому люду была доступна лишь такая информация:
– новый храм будет на тысячу мест (площадь 1900 кв. м на участке в 1,2 гектара) [Газета «Всё для Вас», № 27 от 10 июля 2018 г.];
– новый храм станет центром города;
– новый храм поможет развивать туристический бизнес.
И самое главное – новый храм будет называться также, как прежний городской собор.

Освящение закладного камня действительно состоялось 8 июля 2018 г. в 14:00 часов (на час раньше объявленного в прессе времени) [Газета «Муромский край», № 73 от 11 июля 2018 г.]. Некогда промышленный город теперь находится в явном упадке. Промышленность и всякое производство практически ликвидировано с чудовищным сокращением рабочих мест. Трудоустройство даже здоровых людей проблематично, а инвалидов с небольшой социальной пенсией вообще невозможно. Если принять во внимание, что на этом фоне предполагается строительство невиданных для города размеров нового храмового комплекса, под предлогом развития туризма, подобное решение главы города и высоких церковных иерархов по отношению к местным жителям выглядит просто кощунственным. Ни у кого не вызывает сомнение, кто в дальнейшем станет главным приобретателем от данного мероприятия, от всех этих частных договорённостей. Простой, как бы ещё трудовой, а в реальности уже безработный народ, как и в XIX веке, должен довольствоваться лишь лицезрением важных персон. Между тем, на одной из социальных площадок [Одноклассники  в группе «Муром на старых фото»] среди неравнодушных к истории своего города людей развернулась горячая дискуссия по поводу предполагаемого строительства. Вскоре выяснилось, что под место для нового храмового комплекса, с перспективою стать новым и культурным центром города, передана территория бывшей свалки строительного мусора.

На официальном портале патриарха, после его отъезда из Мурома, появилось сообщение с предложением епископу Нилу. На полученной земле, (не отдавать же её теперь обратно), вместо кафедрального собора Рождества Богородицы, построить обычный приходской храм. На этом, однако, современную историю вокруг восстановления городского собора считать завершённой преждевременно. Для широкой общественности осталось непонятным, на каком основании с лёгкой руки главы города государственная земля передаётся церкви? Никаких документов по данному поводу в прессе опубликовано не было.
В заключении настоящей статьи хочу привести слова Тихонравова о русском народе, про который в оригинале он писал с большой буквы: «Переходя к описанию памятников древности, сохранившихся в городе Муроме, должно сказать, что и здесь, подобно также всем древним городам Русским, первое место занимают храмы Божии, как предмет особенного усердия Русского народа» [1857 г. К. Н. Тихонравов. «Владимирский сборник. Материалы для статистики, энтографии, истории и археологии Владимирской губернии». – Москва, Университетская Типография. Стр. 82].
Именно народ всегда на протяжении своей истории создавал материальные предметы независимо от их предназначения и дальнейшего использования. А потому, именно он, и должен в первую очередь пользоваться ими и определять их судьбу. Так, по крайней мере, было при социализме, что вполне справедливо даже с богословской точки зрения. И нынешним охранителям культа следовало бы умерить свои аппетиты на фоне того бедственного положения, которое испытывает многонациональный народ России, вновь оказавшись под пятою буржуазного строя. Следует перестать мечтать о возвращении времён, когда небольшой сословной кучке жилось хорошо при царях и монархах за счёт эксплуатации основной части населения и присвоения себе плодов их труда. В противном случае неизбежно повторение тех страниц истории, которые написаны потом и кровью.

Послесловие

В первом десятилетии XX века в городе Муроме проживало пятнадцать с половиною тысяч человек, половина из которых в официальных источниках числилась православными. В последнее десятилетие советской власти на одном только заводе РИП работало почти 12 тысяч человек. К январю 2019 года на этом же заводе оставалось уже менее трёх тысяч человек. А в связи с сокращением производства на 45 процентов, за воротами предприятия останутся ещё несколько сот человек, среди которых первыми, безусловно, будут люди пенсионного возраста, получившие образование ещё в Советском Союзе и имеющие большой опыт работы. Ни для кого не секрет, что практически все предприятия города Мурома в советское время были нацелены на выполнение оборонного заказа. Здесь следует сказать, что оборонка всегда давала рабочие места и для выпуска чисто гражданской продукции. Тысячи и тысячи предприятий по всей стране, созданных советской властью в 1920-1930-е годы и позволившие разгромить мировой фашизм, теперь в подавляющем большинстве своём разгромлены. И здесь речь идёт не только уже об взаимоотношениях буржуазии и пролетариата в отдельно взятой стране. Речь идёт о безопасности этой самой страны в целом, умении противостоять любой внешней агрессии.

Противостояние внешней угрозе напрямую зависит не от количества храмов и молящихся в них, а от количества рабочих рук на предприятиях, выпускающих свою собственную продукцию (в первую очередь оборонного значения) и не зависящую от импорта. Речь идёт не только о порабоще-нии нашей страны и завладении её ресурсами. Речь идёт о полном уничтожении народов её населяющих. В этой связи полезно вспомнить, какую роль играла зарубежная русская православная церковь, с которой русская православная церковь объединилась в начале нового тысячелетия. На каких интересно «духовных скрепах» произошло это объединение (при патриархе Алексии втором Ридигере) с пособниками нацистов во времена Второй Мировой войны, а затем и с американским империализмом? Тот час же вслед за этим началось чуть ли не массовое прославление видных представителей из головорезов белого движения, а также и августейших особ, один из которых ещё при жизни получил прозвище «кровавый».

Как верно заметил историк Евгений Спицын: вы чьих будете, господа? Наша ли это вообще Церковь? А другой историк, профессор Александр Пыжиков, в своих работах, посвящённых XVII веку, на основе документов наглядно доказал, кто именно стоял у истоков романовской династии и церковных реформ того времени. Их взгляды разделяют очень и очень многие историки, не связанные номенклатурными путами.

В заключении я хочу сказать, что судьба городского собора в Муроме печальна, как печальна судьба многих и многих храмов, не дошедших до сегодняшнего дня. Однако с диалектической точки зрения судьба эта была предрешена самих ходом истории и в данном контексте искать конкретного виновного совершенно бессмысленно. Недопустимо и перекладывать ответственность на кого-то одного. «Кто из вас без греха, первым брось … камень» [«Евангелие от Иоанна», гл. 8, ст. 7].

Безусловно, если речь идёт о восстановлении данного памятника, как религиозного символа города, оно должно происходить на прежнем месте. Но в каких формах? Эта задача невыполнимая. В любом случае, во-первых, данное сооружение будет новоделом без каких-либо духовных исторических связей, а по сути дела очередным рабочим местом для церковного причта в ущерб тому же парку, который ныне хотя и существует в уродливом виде (если сравнивать с советским периодом), но всё же является зоной отдыха для тысяч и тысяч горожан.

Во-вторых, подобное строительство невозможно без археологических раскопок, которых в Муроме, по существу, на данном месте не было. Это второе препятствие, которое, слава Богу, ещё закреплено существующим с прежних времён законодательством, но которое уже пытаются обойти и даже изменить представители буржуазной элиты. Эти люди руководствуются главным принципом капитала: максимальная прибыль в максимально короткий срок. А на этом пути не остановятся ни перед чем, руководствуясь вторым принципом: нет такого преступления, на которое не пошёл бы капитал, когда речь зайдёт о сверхприбылях.

В-третьих, как было сказано выше, не в нынешних условиях должно быть это восстановление. Думается, что и самому Богу будет неугодно, если за дело возьмутся руки тех, кто замарал себя буржу-азной идеологией, антинародной политикой, презренным отношением к трудовому народу-кормильцу. Сначала должны быть восстановлены заводы, которые и дадут необходимые средства для подобного проекта. Но для восстановления промышленности нужна смена социально-экономической формации с буржуазной на социалистическую, и это очевидно всё большему и большему количеству людей, включая и вновь подрастающие поколения.

24 января – 16 февраля 2019 г.
© А. Р. Комлев (Москва)

Bogorod.sobor 2

Автор выражает благодарность за помощь при подготовке данной статьи кандидату исторических наук Владимиру Яковлевичу Чернышёву и Ивану Васильевичу Костину.

]]>
kostin_ivan_vasilevich@mail.ru (КИВ) Отдыхаем всей семьей Fri, 15 Feb 2019 19:18:21 +0000
ПРОГУЛКИ ПРОВИНЦИАЛА: Кремлёвская гора в Муроме https://murom-mama.ru/stati/otdyhaem-s-malyshom/progulki-provintsiala-kremlyovskaya-gora-v-murome.html https://murom-mama.ru/stati/otdyhaem-s-malyshom/progulki-provintsiala-kremlyovskaya-gora-v-murome.html

MuromKreml 5ПРОГУЛКИ ПРОВИНЦИАЛА: Кремлёвская гора в Муроме

Дойдя в «Прогулках…» до улицы Артёма, споткнулся. Слишком глубоким оказался пласт исторических событий в закоулках провинциального городка. Спасибо Бейлекчи Владимиру Викторовичу, директору ООО «Нижнеокского историко-археологического бюро «АРТЕФАКТ», что помог разобраться в схеме города до воплощения застройки Мурома по плану Ивана Михайловича Лема, центральная часть которого сохранилась почти без изменений до настоящего времени. А история Окского парка меня заинтересовала, как уголок отдыха и просвещения. И целью очередной «Прогулки» ставлю вопрос: какой добрый след на Кремлёвской горе оставили конкретные люди для организации отдыха людей?

Но я не историк, чтобы по крупицам собирать биографии людей, с которыми не только не встречался, но и о которых слышу впервые, поэтому беру в путеводители работы: И.П.Богатова, В.И.Богатова, Н.А.Беспалова, В.Я.Чернышёва и иду на Кремлёвскую (Воеводскую) гору. Держу в руках комплект открыток «Старый Муром» с аннотациями составителя В.Я.Чернышёва и вступительной статьёй А.Р.Комлева; заглядываю на фотографии с комментариями в группе «Муром на старых фото», они и будут служить мне наглядным пособием, чтобы не заплутаться в легендах со слухами.

Кремль

Любой город средневековья начинал свою жизнь с укреплений, в которых люди могли укрыться от ворогов. Название «кремль» довольно поздний термин, появившийся в связи с усилением границ государства, а в течение долгого времени подобное укрепление называли «город». Вокруг укреплённых городов разрастались посады и ремесленные слободы. Ремесленная Слободка, которая основалась в Муроме за мостом через Успенский овраг по дороге на Владимир, говорит сама за себя. С конца XI до начала XVII века Муром не менее тридцати раз подвергался осадам. Боролись и с волжскими булгарами, с соседней мордвой, с половцами. С 1054 года город становится владением черниговских князей, которые превращают его в столицу Рязанско-Муромского княжества. И горел при осадах, и разрушался от времени, и приходил в запустение после эпидемий, неоднократно страдал и от бытовых пожаров. К сожалению, ни одна из прошедших эпох не оставила полномасштабных свидетельств о том, каким был муромский кремль в то или иное время, поэтому схему кремля рассматриваю по реконструкциям Беспалова Н.А., Чернышёва В.Я. и с компьютерной графикой Ценилова И.А.

MuromKreml 1

ФОТО: Реконструкция Беспалова Н.А. середина XVII века.

MuromKreml 2

1 3d kreml2 3d kreml

3 kreml demo logo

ФОТО: Реконструкция средневекового кремля к.и.н.Чернышёва В.Я.

Более подробную информацию о реконструкции средневекового кремля Мурома кандидатом исторических наук Чернышёвым Владимиром Яковлевичем можно прочитать по ссылке:

https://murom-eks.com/zamietki_o_muromie/v_ia_chiernyshiev_muromskaia_kriepost_3d_proiekt

А я перехожу к другим источникам, которые разнятся не только деталями, но и взлядами в описании одних и тех же событий. Но все сходятся в одном, что центральную часть города, Кремлёвскую гору, с востока от нападения врагов защищала река Ока, с запада Козье болото с одноимённой речкой, а с юга и севера - глубокие овраги. Основатели удачно выбрали место для укрепления. Левый берег Оки, примерно на 30 - 32 метра возвышался над её уровнем. С юга и севера глубина оврагов с крутыми откосами достигала 30 метров. С запада Козья речка выполняла роль рва. Гнилое Козье болото, исток Козьей речки, находилось в нескольких десятках метров от кремля. Козья речка стекала в речку Муромку, которая текла в Оку по северному, Николо-Зарядскому оврагу. В XVII веке кремль был одним из лучших фортификационных сооружений. Двойные, заполненные землёй крепостные стены, с низом из дуба и верхом из хвойных пород дерева. Но деревянные сооружения были подвластны не только пожарам, но и быстрому износу, поэтому часто переделывались не только после набегов с пожарами. С усилением русского государства, на его границах, и вновь осваиваемых территориях, стали появляться укрепленные пункты без посадов, получившие название острогов или крепостей, но единицы из них были возведены из камня. К 1650 году из 226 городов Русского государства 160 имели дворы на посадах, а 66 были «чистыми крепостями».

По предположениям исследователей, первое муромское укрепление появилось примерно в Х веке. Некоторые исследователи считают, что кремль на Воеводской (Кремлевской) горе был построен после XIII века, став основой города XVI-XVII веков, а до этого находился на несколько сот метров северо-западнее, но археологически это пока не подтверждено. Первое упоминание о нём относится к 1458 году:

«Городская крепость, находясь в хорошем положении, 1458 г. Сентября 29 подверглась свирепости огня: кремль города Мурома выгорел весь».

Детали истории города связаны не только с набегами степных завоевателей, но и с борьбой за трон между родственниками.

В 1013 году первым муромским князем стал Глеб Владимирович.
В 1088 году город перенес нашествие волжских булгар.
В 1096 году Муром оказался в центре междоусобной войны. Муромско-Рязанская земля объявила о своем желании стать самостоятельным княжеством.
В 1127 году, во времена правления Ярослава Святославича, отделившись от Черниговского княжества. Именно этого князя с его семьей историки причисляют к людям, крестившим муромские земли.
В 1129 году после его смерти муромский престол возглавил его сын Юрий Ярославич,
с 1143 по 1145 годы князем был еще один сын Ярослава Святославовича, а после его младший брат, которого звали Ростиславом.
Во времена правления Ростислава Муромско-Рязанская земля распалась на два княжества, которое окончательно получили самостоятельность после смерти Святослава в 1145 году.
В 1198 году Муром (в краткой истории города для детей это подробно описано) стал центром самостоятельной епархии. Между тем, в Рязани остался князь Глеб Ростиславич, который любыми способами стал вести борьбу со своим северным соседом, Ростово-Суздальским княжеством. Закончилось все плачевно для Мурома: победу одержал Всеволод Большое Гнездо, местные князья были пленены. 

С 1219 года Рязань возглавил Ингварь Игоревич, а после него брат Юрий. В эти времена княжество подверглось нескольким опустошительным нашествиям татаро-монгол.
В 1293 году Муром фактически был сожжен дотла и на какое-то время перестал упоминаться в русских летописях.
В 1351 году в Муром приезжает князь Юрий Ярославич. С этим именем связывают возрождение города и перенос центра на Воеводскую гору. Через четыре года его сместил с престола Федор Глебович.
В 1392 году наступает новая страница в истории города ДревнФей Руси Мурома, когда великий князь московский Василий I присоединил это княжество к Москве.
С XIV века история города Древней Руси Муром продолжается в составе именно Московского княжества. В 1552 году в этом городе войска русского царя Ивана Грозного начали сбор, чтобы начать оттуда поход на Казань. В этот период в городе строят первые каменные храмы.
В 1565 году Иван IV делит Русское государство на «земщину» и «опричнину». Муром оказывается в составе земщины и вплоть до XVIII века крепость будет стоять на Воеводской горе.

Спасская, Никольская и Водяная башни имели ворота и вышки для вестовых колоколов. 11 других башен, располагавшихся по периметру крепостных стен XVII века, были глухими. Кремль соединялся с посадом двумя проездными деревянными мостами. Из Никольской башни через Николо-Зарядский овраг мост соединял кремль с Торговой площадью (ныне площадь 1100-летия Мурома), а из Спасской, через Козью речку, мост вел к Спасскому монастырю. В стене, рядом с угловой башней был сделан потай¬ной ход в сторону Николо-Зарядского оврага. В конце его был вырыт колодец на случай осады. Об этом тайнике знали немногие горожа¬не, ибо от этого зависела жизнь людей внутри крепости. Сейчас над речкой Муромкой, заточённой в железобетонную трубу при возведении в 1960-х годах спортивного комплекса в овраге, растут непроходимые заросли кустарника. Но к спортивному комплексу я ещё вернусь, а пока продолжаю прогулку по истории кремля. В середине XII века междоусобицы Ярославичей разделили Муромо-Рязанское княжество на два: Муромское и Рязанское. О распрях на Руси, приведшей к трёхсотлетней зависимости от ханов, летописец оставил информацию в поэме «Слово о полку Игореве» (перевод Н.Заболоцкого):

И настала тяжкая година,
Поглотила русичей чужбина,
Поднялась Обида от курганов
И вступила девой в край Траянов.
Крыльями лебяжьими всплеснула,
Дон и море оглашая криком,
Времена довольства пошатнула,
Возвестив о бедствии великом.

А князья дружин не собирают,
Не идут войной на супостата,
Малое великим называют
И куют крамолу брат на брата.
А враги на Русь несутся тучей,
И повсюду бедствие и горе.
Далеко ты, сокол наш могучий,
Птиц бия, ушёл на сине-море!

MuromKreml 3И такая ситуация помогла татаро-монгольским ханам надолго подчинить Русь своей власти. Едва в 1220 году князья «замирились» с булгарами, как в походе с 1237 по 1240 год в 1239 под копытами орды татаро-монгольского хана Батыя и Муром пал, а на месте города осталось пепелище. Набеги с погромами будут повторяться с завидной регулярностью. После разгрома в 1257 году селения вокруг Мурома были отданы на откуп жадным до богатств восточным купцам. После погромов в 1281, 1288 и 1293 годов жители обосновались в Чаадаевском городке. С возвращением в Муром в 1351 году князя Юрия Ярославича, жизнь на территории города возобновляется. Муром был заново отстроен и хорошо укреплен. В 1380 году в Куликовской битве, в одной из знаковых побед над татарами, «одних муромских бояр полегло до 20 человек». Информация, конечно, не о нашем кремле, но жителях Мурома, которые на Куликовом поле и Муром защищали.

MuromKreml 4В 1392 году Муромское княжество присоединяется к Московскому и становится важнейшим форпостом на восточной границе в борьбе с казанскими ханами. В 1408 году татарское войско вновь разрушило Муром. В 1425 году Василий Васильевич (Василий Тёмный), к которому наш город перешёл по завещанию, снова сделал крепость неприступной, но в 1445 году «твёрдость дубовых стен уступила многочисленности неприятеля. Казанский царь Улу Махмет взял крепость приступом и поселился в Муроме», хотя в том же году и был изгнан из города». 25 сентября 1458 году городская крепость снова выгорает дотла. В 1480 году Иван III укрепляет городские стены, но татары продолжают неоднократно нападать на Муром, истребляя город и уводя в плен людей.

До взятия Казани Иваном IV в 1552 году, в битве за который муромская рать сыграла решающее значение, Муром оставался пограничным городом. И хотя с взятием Астрахани в 1556 году завершилось освобождение русских земель от татарского ига и Муром, утратив значение форпоста, получил возможность для мирного развития, но кремль продолжал оставаться крепостью на случай бунтов и других погромов. В ходе русско-польской войны 1609—1618 годов поляки, под командованием пана Лисовского, совершили поход по глубинкам России. И если Иван Сусанин в 1613 году завёл под Костромой поляков в болото, то в 1616 году отряд Лисовского, с помощью муромских предателей, проник в открытые ворота крепости, где те не только позабавились насилием, но и разграбили все, что можно было найти. Разобран кремль был после посещения Мурома в 1767 году Екатериной II, которая отметила плачевное состояние кремля и для безопасности жителей приказала крепость разобрать. 

Murom 615И появление трех калачей на городском гербе Мурома связывают с устным преданием, что во время проезда через город императрицу Екатерину II угощали калачами, которые ей очень понравились. В этой связи 16 августа 1781 года город Муром получил новый герб, описанный в Полном собрании законов Российской империи: 

«В верхней части в красном поле стоящий на задних лапах лев, имеющий на голове железную корону, держит в передней правой лапе длинный серебряный крест. В нижней — на голубом поле три крупичатых калача, которыми сей город отменно славится». 
Голубой фон Муромского герба обозначает красоту, мягкость, величие, а золото калачей — символ богатства, справедливости, великодушия.

По распоряжению городского головы А.В.Ермакова в 1868 году Козья речка и болото были засыпаны. Для их осушения срыли валы около Троицкого монастыря и использовали землю с Кремлёвской горы, оставшуюся от заполнения стен кремля. А чтобы сейчас оценить глубину рва Козьей речки, достаточно заглянуть на овраг через забор по улице Первомайская, между Художественной галереей музея и Окским съездом. Или спуститься с Окского съезда по разрушающейся лестнице на бывший спортивный комплекс, в заросший кустарником Николо-Зарядский овраг. Можно оценить высоту крепостного вала и спустившись со смотровой площадки в сторону Николо-Набережной церкви, или к спуску Воровского, и снизу полюбоваться на бывшую преграду для врагов

 

Собор Рождества Богородицы

MuromKreml 5MuromKreml 6

ФОТО: Богородицский собор в будни и в праздничный день.

MuromKreml 7MuromKreml 8

ФОТО: Кремлёвская гора с юга и с севера.

Точного времени основания Богородицкого собора на Кремлёвской горе неизвестно, но местные краеведы считают, что первый собор в камне построен ещё в начале XIII века. В 1458 году собор был возобновлён, благодаря Ивану III Московскому. В XVI веке в храме несколько раз молился первый русский царь, Иван Грозный. По случаю взятия Казани в 1552 г. он выделил средства на возведение четырех каменных храмов в Муроме, в число которых попал и городской собор. В 1555 -1557 годах возвели и трёхглавый храм Рождества Пресвятой Богородицы. Храм был поставлен на высокий подклет, служивший арсеналом, где хранили вооружение.

Рядом с церковью Рождества Богородицы находились две деревянные церкви: Петра и Февронии и архистратига Михаила. Собор, построенный по указанию Ивана Грозного, уже в 1637 году находился в ветхом состоянии. После ремонта кровли три главы были заменены пятью. С именем Ивана Грозного связано и начало экономического расцвета Спасского монастыря. В описях Мурома 1624 и 1636—1637 годов монастырь значится как «строение государево», что подтверждает активное участи в жизни обители представителей царствующего дома. В 1560-х годах на месте древней деревянной церкви возвели из камня главный собор Спасо-Преображенского монастыря, в 1564 году на средства Якова Константинова, Четвертака Сычёва, выходца из Торопца Володи Климова - одношатровую Козьмодемьянскую церковь.

После революции Богородицкий собор, как и другие храмы, был разграблен. Часть древнейших икон и утвари с мощами Петра и Февронии передали местному краеведческому музею, который в 2019 году отмечает своё 100-летие. В 1924 году собор был закрыт, а десять лет спустя его передали военному ведомству. И хотя среди яростных атеистов была немалая прослойка спутников, которые, на всякий случай, в потайном месте крестик носили, а за семейным столом если и не крестились, то имя Бога, тоже на всякий случай, поминали, но участие в сносе собора в 1939 году принимали. И военные стадион разбили от колокольни к улице Никольская, заняв бывшую торговую площадь. Пожарные приспособили колокольню под каланчу, спортсмены под раздевалку. Летом на стадионе футболисты с легкоатлетами работали, зимой каток заливали. Ну, и обязательным условием было проведение на стадионе торжественных мероприятий. В дни красных дат, в знаковые дни руководителей партии и страны, в поддержку лидеров мира – борцов с империализмом за свободу.

В 1939 году начали разбирать и стены 400-летнего храма, а колокольня простояла до 1948 года. Такой же колокольней, которая в Муроме украшала Рождественскую площадь, я любовался в Венёве, приехав к другу в гости. Только у нас её снесли, а в Венёве приспособили под водонапорную башню. Обзор Венёва начал с центра города. И возвращаясь к дому, решил скоротать путь по заросшему бурьяном переулку, в котором у калитки первого дома увидел табличку «Красная площадь». Ну и шутники,- подумал я. Но, такая же табличка была на заборе и второго дома, и третьего… А потом вышел на площадь с «колокольней, и перестал думать о венёвцах, как о шутниках. На Красной площади Венёва, как и на площади 1100-летия Мурома с ПКиО им. Ленина, собора тоже не было, но сохранились церковные и гражданские постройки, окружавшие бывший собор.

И невольно вспомнил наш парк, на территории которого когда-то и двор воеводы стоял, и двор для высоких гостей, и жилые дома. В XVII веке на территории нашего кремля находилось 113 дворов, а сейчас сохранилось только здание тюрьмы, в котором расположился ресторан «Капитан Крюк», да разрушающиеся здания Воинского присутствия с церковью иконы Божией Матери Утоли моя печали со стороны парка. Для восстановления собора в 2018 году администрацией Мурома принято решение о выделении земельного участка. Но это будет уже новострой за железнодорожной выемкой, напротив административного корпуса бывшего завода ЗиО и здания городской больницы № 2. А будет он кафедральным или приходским храмом, покажет время.

Но, более подробную и достоверную информацию о судьбе Богородицкого собора, со ссылками на труды исследователей и свиделей его переделок и разрушения, предлагаю прочитать по ссылке на публикацию Алексея Комлева (Москва): "Краткая история собора Рождества Богородицы в Муроме. Пролетарский взгляд".

http://www.murom-mama.ru/stati/otdyhaem-s-malyshom/kratkaya-istoriya-i-sudba-gorodskogo-sobora-rozhdestva-bogoroditsy-v-murome-proletarskiy-vzglyad.html

MuromKreml 9MuromKreml 10

ФОТО: Колокольни в Муроме в 1948 году и в Венёве в 2018 году.

Городской сад

0 1cfd95 f0e4eecc origКремлевская гора всегда служила любимым местом отдыха горожан на протяжении веков. В основу будущего парка лег Окский бульвар рядом с Рождественским собором, куда собирался народ любоваться не только заокскими далями, но и захватывающим зрелищем ледохода. На средства городничего князя И. А. Трубецкого площадь расчистили от ветхих построек и устроили городской бульвар с беседкой, которые были безвозмездно переданы городу для общественных гуляний. Две аллеи, огороженные деревянной решёткой, вели к прямоугольной беседке под тесовой крышей. Беседка была сквозной, с двумя комнатами по бокам, где стояли скамейки. Открытие бульвара произошло в день поминовения святых благоверных Петра и Февронии Муромских 8 июля, или 25 июня по старому стилю, 1852 года.

Вот что писала газета Владимирские губернские ведомости, 1852, № 28:

«… в 6 часов открылось первое общественное гуляние по бульвару и галерее, устроенным попечением и заботливостью начальника здешнего города кн. И.А. Трубецкого, которому все здешние жители за это вполне благодарны. Хором песельников и оркестром музыки ознаменовалось призвание посетителей: вся Соборная площадь по случаю ярмарки и нового гуляния усеяна была пестрыми группами народа; город был иллюминирован; красивая галерея, великолепно украшенная разноцветными огнями, была наполнена танцующими, а на противоположном берегу Оки и на воде в симметрическом порядке горели костры и придавали очаровательный вид... Празднование длилось несколько дней. Два дня спустя, по открытии булевара в Муроме, происходило катанье по Оке. Было приготовлено несколько расписных дощаников, покрытых коврами и украшенных разноцветными флагами, с гребцами, щегольски одетыми в русском вкусе, одной формы. В назначенный час музыканты на особенных лодках, отъехавши на средину реки, играли увертюры, вальсы, польки; в другой стороне пели песенники... Участвующие в этом катанье стали мало-помалу стекаться на булевар, а потом все отправились на катеры и лодки, искусно разрисованные, которые под дружным взмахом весел быстро носились по реке... Часу в восьмом катавшиеся возвратились в галерею, построенную на оконечности булевара. Там начались танцы и продолжались часу до второго. Плошки, разноцветные фонари испещряли весь булевар, галерею и набережную»

В 1913 году строится новая веранда, более сложной конфигурации. Полукруглая, с высокой башней и балконами. В помещениях веранды располагались ресторан, шашлычная, буфет, бильярдная. Постройки 1913 года сгорели в 1965 году, после чего смотровую площадку сделали открытой. Появилась белая балюстрада с балясинами вазонами «под старину». Но это уже история советского периода парка культуры и отдыха имени В.И.Ленина.

MuromKreml 11MuromKreml 12

ФОТО: Окский бульвар и ротонды 1852 и 1913 года

Строки о бульваре из дореволюционной прессы

«Освещение бульвара.
Вчера пpиступлено к устройству освещения на городском бульваре, который в этом давно нуждается».
(«Муромский Край», 2-го мая 1914 года).

«Следовало бы.
Нам жалуются, что вечерами на бульваре приходится глотать пыль, которая так вздымается столбом от ног прогуливающейся молодежи... Следовало бы городскому управлению, по примеру других городов, позаботиться о поливке немногочисленных аллей бульвара хоть по одному разу в день»
(Газета «Муромский край», 6-го мая 1914 г.).

«Будет ли музыка?
В последнем заседании городской думы постановлено ассигновать на оркестр музыки для игры на городском бульваре и на ярмарке только... 180 р. Вопрос о выработке условий игры оркестра передан в хозяйственную комиссию. «Улита едет, когда-то будет».
(Газета «Муромский край», 10-го мая 1914 г.).

«Бич гуляющих.
Как известно, у нас в Муроме имеется единственный уголок, куда в знойные летние дни стекаются муромляне «подышать свежим воздухом». Это миниатюрный бульварик на берегу р. Оки. Но вместо «свежаго воздуха» и здесь приходится дышать невыносимой раскаленной пылью, которая столбом носится по всему бульвару, волнуемая речным ветром. Неужели нашей гор. управе трудно позаботиться об исправной поливке единственной аллеи этого единственного городского муромского «парка»?»
(Газета «Свободный Муромский голос», 7-го июня 1917 г.).

MuromKreml 13

Продолжение следует

Информация:
Чернышёв В.Я. «Муром. Исторический очерк-путеводитель». Муром. 2012
Редактор И.П.Богатов «Город Муром в VIII – XVI веках». Муром. 1947
Беспалов Н.А. «Муром. Памятники искусства XVI – начала XIX века». Ярославль. 1971
Смирнов Ю.М., Ценилов И.А., Горская А.А. «Реконструкция Муромского кремля 1678 года». Владимир. 2014
Фото: из архива Комлева А.Р., Чернышёва В.Я., с сайта МИХМ и из группы ОК «Муром на старых фото»

Иван Васильевич Костин

]]>
kostin_ivan_vasilevich@mail.ru (КИВ) Отдыхаем всей семьей Wed, 16 Jan 2019 15:06:24 +0000
ПРОГУЛКИ ПРОВИНЦИАЛА ПО ЗАКОУЛКАМ ДРЕВНЕГО ГОРОДА: Штап, Гофман, Родина https://murom-mama.ru/stati/otdyhaem-s-malyshom/progulki-provintsiala-po-zakoulkam-drevnego-goroda-shtap-gofman-rodina.html https://murom-mama.ru/stati/otdyhaem-s-malyshom/progulki-provintsiala-po-zakoulkam-drevnego-goroda-shtap-gofman-rodina.html

MCcHj0EGcgsПРОГУЛКИ ПРОВИНЦИАЛА ПО ЗАКОУЛКАМ ДРЕВНЕГО ГОРОДА: Штап, Гофман, Родина

На высоком берегу Оки… Пожалуй, любую прогулку по берегу Оки можно начинать с этой фразы: «На высоком берегу Оки…» Родина, город, родня, родители… - этот безразмерный список слов с корнем «род», несмотря на семимильные шаги прогресса, не может раствориться в виртуальном пространстве, пока живёт на планете человек. Ибо эти понятия в каждом человеке живут с момента рождения, передаются по наследству, оберегаются берегом, к которому человек возвращается в конце жизни, даже если он считает себя гражданином мира. И на самом высоком месте каждого берега стоит храм, как хранитель нравов и обычаев в душах наших родов.

Если спросить жителей улиц Казанская, Окская, Ямская; Июльского и Февральского переулков про место их жительства, то все мои знакомые отвечают: «На Штапу». Хотя точнее бы было название «Гофманский сад», «Штаб» или «Воскресенская гора».

Most 2Most

ФОТО 1. Мост через Вербовку. 2. Штапской мост через Успенский овраг.

Воскресенский монастырь до настоящего времени парит над Окой, как будто лебедь взлетает с высокого берега Оки. Участками штабных офицеров, уже почти век, владеют гражданские люди. А сад Гофмана вдоль Успенского оврага у пешеходного моста от Успенской церкви на территорию больницы сейчас представляет буйные заросли кустов, репейника, чертополоха и другой незатейливой поросли. И лишь на территории Центральной городской больницы № 3 сохранились редкие островки некогда буйно цветущего сада.


MCcHj0EGcgs

VoskresVoskres2

Voskres5nnB78i2Iyqg

ФОТО 3-8. Воскресенский монастырь

Купола собора Воскресенского девичьего монастыря хорошо просматриваются с кручи Якиманского оврага. Основание монастыря легенда относит к XIII веку и связывает с именами муромских покровителей брачных союзов - святых Петра и Февронии. По преданию, монастырь был основан на месте загородного дворца княжеской четы. Легенда о верности супругов дала толчок возникновению в Муроме праздника «семьи, любви и верности» в день памяти святых, а многие молодожёны не только планируют заключение брака на 8 июля, но и приходят в Троицкий монастырь, чтобы отдать дань памяти мощам. Конечно же, с надеждой, что и их брак будет под покровительством муромских святых таким же крепким. Умерли супруги 25 июня (8 июля по новому стилю) 1228 года. А вот про историю монастырей, лучше, чем это сделал кандидат исторических наук Владимир Яковлевич Чернышев, я навряд ли расскажу. Как, врочем, и про сад Гофманов, о котором Владимир Яковлевич написал в статье «Гофманский сад», которая впервые опубликована в газете «Губерния» № 9/1996 г.Материал можно посмотреть по ссылке:

https://murom-eks.com/zamietki-o-muromie/usadba-dvorian-gofman

«Первое упоминание о монастыре датируется 1566 годом. В описи XVII века на территории монастыря указаны две деревянные церкви, колокольня, келья настоятельницы и 21 келья сестёр. Монастырские постройки были обнесены деревянной стеной. Жертвователями монастыря значатся муромские купцы Семён Семёнович Черкасов и его братья. Они же пожертвовали деньги и на возведение двух новых, каменных храмов, взамен обветшавших деревянных».

В 1764 году, после указа Екатерины II, монастырь был упразднён. Храмы стали приходскими, а монахини переселились в Троицкий монастырь.
В 1930-е годы монастырское кладбище было уничтожено, а храмы отданы под склады. В 1950-х на месте кладбища устроено футбольное поле, в 1970-х в храмах разместилась спортивная школа со спортзалом и только в 1998 году в Воскресенском и Введенском храмах не только возобновилась церковная жизнь, но и снова был открыт женский монастырь.

Если спуститься по Февральскому переулку к улице Кожевников, то напротив бывшей мебельной фабрики нельзя не заметить памятного креста, установленного на месте снесённой в 1930 годы Георгиевской церкви.

1 - a06 big2 - ahtml m18719b4e3 - a4650367 large 1

 ФОТО 9-11. Георгиевская церковь и поклонный крест 

 Информация из исторической справки, составленной в 2010 году к.и.н. Чернышевым В.Я.:

«Георгиевская церковь находилась на северо-восточной окраине города в Кожевниках. До середины 17 в. была деревянной. Каменный храм возведен на средства муромца Сидора Лопатина в 1651 г. Пятиглавая, одноапсидная с трапезой и колокольней. Закрыта и снесена в 30-е гг. Упоминается в первый раз эта церковь в сотной выписи г. Мурома 1574 г.

В дополнение к этой описи следует прибавить, что рядом с Георгиевской была другая деревянная церковь Святого мученика Никиты, но эта церковь сгорела во время Литовского разорения.

В церковном архиве сохранилась грамота, данная в 169 (1651) г. архиепископом Рязанским Мисаилом на построение каменной церкви во имя великомученика Георгия. При церкви по штату положено: священник и псаломщик. На содержание их получается процентов с причтового капитала (2906 руб.) и от служб и требоисправлений до 450 руб. в год. Дома для членов причта церковные. Земли при церкви до 1245 саж. В приходе по клировым ведомостям числится 102 души мужского пола и 104 женского; все православные и живут в городе. При церкви имеется церковно - приходская школа; учащихся в 1896 г. было 53

FevralFevral 2

ФОТО 12-13. Февральский переулок и здание церковно-приходской школы

Если учесть, что город был разорён и сожжён татарами в 1239 году; борьба за власть в годы смутного времени тоже не прибавила богатства; пожары 1671, 1792 и 1805 годов и другие катаклизмы жизни страны многое предали забвению, то как не отдать дань памяти строителям, созидателям, поднимавшим и продолжающих поднимающим многовековую историю из пепла.

Штап

Stap kWCco7XEY

ФОТО: Панорама со стороны Оки

В Муроме ежегодно останавливались по делам службы не только офицеры, но на длительное время прибывали и воинские части, а по законам того времени в обязанности городских властей включалось обеспечение всех военных жильём и военных размещали в домах городских жителей или в приспособленных под казармы помещениях.

Первые казармы для солдат стали обустраивать после пожара 1805 года на высоком берегу Оки в районе улицы Кожевники, буквально в двух шагах от стен Воскресенского монастыря. Нужда заставила городские власти решать вопрос о строительстве казарм, когда 13-й Нарвский гусарский полк 10 сентября 1881 года вступил в город на зимние квартиры.

В 1883 году в Муром переведён 39-й Драгунский Нарвский Его Императорского Высочества Великого Князя Константина Николаевича полк. До появления кавалеристов в городе «квартировались» только пехотные части, а для лошадей драгунского полка нужны были конюшни. С 1885 года за Успенским оврагом (на Штапу) началось строительство казарменных помещений, конюшен, обозного сарая, ветеринарного лазарета и караульной избы.
Shasovnya 1885Shkola na Stapu

ФОТО 14-16. Штап. Надкладезная часовня. Школа на Окской-Садовой.

На их постройку из городского бюджета было израсходовано 43 656 рублей. Казармы стали называться Гофмановскими, так как находились рядом с усадьбой Гофмана. А почему Штап? Буква «Б» со временем трансформировалась в букву «П», то отсюда и мои знакомые проходят по Штапскому мосту через Штапской (Успенский) овраг на Штап, чтобы пригласить меня на чашку чая.

Сад Гофмана

В 1820 г. дворянин штабс-капитан Владимир Иванович Гофман, вышел в отставку. 5 июня 1823 года он приобрел у поручика Павла Васильевича Макарова большой участок земли за Успенским оврагом.

Сейчас на этой территории построен комплекс ЦРБ. Стоит здание ушедшего в историю ПТУ № 51 (бывшее ГПТУ-14). А за ПТУ-14 (бывшая кузница Гофманов) стоит дом № 7 по адресу улица Войкова, схоронившийся за домами 9 и 11. И хотя ландшафт с активизацией строительства микрорайона кое-где корректируется, но Успенский овраг никуда не исчезал. Площадь имения Гофманов можно подсчитать на калькуляторе. На западе (фасад имения) – 155,49 метра, на севере – 243 метра, на востоке – 88 метров и на юге, по границе оврага – 262 метра.

И решил Владимир Иванович построить на своей земле деревянный дом с мезонином на каменном фундаменте, который резко отличалось от городских построек. Деревянная лестница вела с улицы на галерею. Мезонин, выполненный в виде ступенчатой пирамиды, придавал вид двухэтажного особняка. В доме было проведено калориферное отопление. Большие окна первого этажа и прочие атрибуты придавали обыкновенному деревянному дому вид дворца. Ну и, конечно, роскошный сад вдоль Успенского оврага. До середины XIX века в Муроме было около 150 садов. Лучшим считался сад купца Гундобина, но в 60-е годы первенство перешло к Гофман, который снабжал различными саженцами весь Муром.

Отставной штабс-капитан коллежский советник Владимир Иванович Гофман скончался 30 декабря 1849 года, а 6 сентября 1850 года скончалась и Стефанида Андриановна.

По завещанию матери, с 21 мая 1854 года владельцем усадьбы стал старший сын Платон Владимирович. Но его поведение мало чем отличалось от поведения Стёпки Головлёва из романа Салтыкова-Щедрина «Господа Головлёвы». В 1856 году Платон Владимирович Гофман заложил имение мещанке Пелагее Серебряковой за 300 рублей серебром, сроком на один год.

По документам 1879 года владельцем дома в Напольной слободке является второй сын Стефаниды Андриановны и Владимира Ивановича, коллежский регистратор Леонид Владимирович Гофман. В 1882 г. новая хозяйка дома Варвара Васильевна Гофман обратилась в Городскую управу с заявлением:
"отдать в аренду принадлежащий ей дом со службами ... под помещение эскадрона полка".

А через четыре года, 13 марта 1886 года, в заседании местной думы слушалось заявление жены титулярного советника В.В. Гофман:
«о желании продать городу принадлежащий ей в г. Муроме на Напольной улице дом с землей, каменными флигелями и службами».

В 1886 году имение Гофман перешло в ведение города, а по документам 1895 года Гофманский сад считался общественным.

В 1914 году в газете «Муромский край» появилась заметка неизвестного автора, в которой он призывал горожан благоустроить сад:
"Есть в Муроме прекрасный сад, и этот сад - Гофманский. Но он забыт - сад заваливают мусором и навозом».

В 1916 году городской голова И.П. Мяздриков в докладной записке Владимирскому губернатору писал, что образцовых огородов и садов в Муроме нет. По воспоминаниям старожилов в 1920-х годах яблони и вишни в саду ещё росли, а в 1950-е сад уже стал похож на непроходимые заросли.

В Муромском архиве хранится отчет строительной комиссии от 16 апреля 1887 года:
"... на купленной у Гофман земле ... все здания казарменных помещений для эскадрона 39-го драгунского Нарвского полка выстроены и устроены надлежащим образом прочно, из материалов надлежащего качества и достоинства..." .

«Центральный деревянный дом приспособили под жилье низших чинов. Бывшую каменную конюшню переделали под эскадронную кухню и столовую. Дополнительно устроили два деревянных сарая для лошадей на 164 стойла и амбар с сараем для фуража. Большой двухэтажный флигель отвели под квартиру командира эскадрона штабс - ротмистра Польмана. Внизу, на каменном этаже сделали кухню. Рядом соорудили конюшню для лошадей офицеров и каретник для экипажей. Другой малый каменный флигель отделали под квартиры офицеров. Подклет флигеля занимали погреба. Всю территорию бывшего имения огородили деревянным забором. У ограды срубили деревянный сарай. В нем разместился полковой обоз. Перестройка усадьбы обошлась городу в 9260 рублей 97 копеек.»

В 1874 году проведена реорганизация резервных войск пехоты, в задачи которых входило исполнение второстепенных ролей в военных операциях и обучение новобранцев в тылу.

С 1878 по 1897 годы утвердился порядок, согласно которому резервная пехота предназначалась для усиления полевых войск и несения местной внутренней службы. В июле 1891 года городская дума приняла решение о ремонте дома Гофмана, а через семь лет, в сентябре 1898 года продала «Гофманские» казармы и 2 гектара земли государственной казне под винные склады. В феврале 1899 казённый склад вина располагался уже на улице Космодемьянская (здание ЛВЗ на ул. Мечникова).

12 марта 1903 года пустующие казармы с дворовыми строениями отдали под школу ремесленных учеников, и имение Гофман с частью сада перешло в собственность Министерства народного просвещения. Здания под школу город перестроил на свои средства.

20 апреля 1916 года была попытка преобразовать школу ремесленных учеников в учебное заведение нового типа, но первая мировая война, а затем и гражданская война с революцией помешали осуществлению замыслов городских властей.

Но после любой войны наступает мир. РСФСР берёт курс на электрификацию с индустриализацией. Потребовались не только юноши в кожаных тужурках с маузером в кобуре, но и квалификационные рабочие с ИТР. В Муроме открываются несколько ремесленных училищ, в том числе и строительное в помещении бывшей кузницы Гофманов, в котором обучали строителей разных специальностей. Во время Отечественной войны при РУ–4 были открыты четырёхмесячные курсы печников, выпускники которых в семидесятые, в момент моего знакомства с ними, занимали руководящие должности в системе теста «Муромстрой» или руководили бригадами каменщиков.

Dom 7IMG 3294

 Слева направо: ФОТО 17. Островского д.2а (ГПТУ-51(14), Войкова д.7 (дом Гофман)и д.5.  ФОТО 18. Войкова 1, 1а, 5а (пож.часть).

Я несколько раз прошёлся по задворкам в поисках хоть какого-то напоминания о мезонине с колоннами в доме № 7, но увидел только старое двухэтажное строение, судьба которого в недалёком будущем будет предрешена бульдозером. От колонн даже тени не осталось, а мезонин в обе стороны расширили под второй этаж для увеличения количества квартиросъёмщиков. Основную часть территории Гофманского сада сейчас занимает комплекс ГЦБ № 3, детской больницы,  роддома и пустырь вдоль оврага.

Центальная городская больница № 3 и поликлиника № 1

ZRB

По архивным документам с 1885 года, когда встал вопрос об увеличении численности медицинского персонала при земской больнице для ухода за тифозными больными, и до 1973 года больница и поликлиники находились в разных концах города. Нахожу адреса: Ленина-72, Красноармейская-27, Войкова-6. В 1948 году многопрофильная больница, объединённая с поликлиникой, находились друг от друга в трёх километрах.

В смете расходов за 1957 год фигурирует 1-я городская больница на ул.Ленина-72 с больничным городком на Войкова. По воспоминаниям старожилов, два корпуса больничного городка были пущены в эксплуатацию в 1958 году. Это старое трёхэтажное здание ЦГБ № 3, в котором сейчас находятся администрация с хирургией и одноэтажный корпус глазного отделения.

В 1972 году ЦРБ находится по адресу Войкова-6, а в 1973 – уже по Войкова-9. Менялась ли нумерация домов, сказать не могу. Но то, что настоящий адрес ЦГБ № 3 (быв. ЦРБ) ул.Войкова–11а, это достоверно. Как достоверно и то, что здание пожарной части находится по Войкова-5а, за ним двухэтажный дом № 1а и дом повыше под № 1 (см.фото 18).

VoykovaTrest 38 big

ФОТО 19. ЦГБ.  ФОТО 20-21. Начало улицы Войкова. Слева, за девятиэтажкой, дома 2 а,б,в..., справа 1б

Войкова 1б вообще в начале соседнего квартала, а Войкова 11а находится после дома № 13. Как, впрочем, и четные дома идут под №№ 2а, 2б, 2в, 2, 4, 6. И скорее всего старый корпус ЦРБ (больничного городка) в 1958 году числился под № 9, как продолжение улицы Напольной за домами №№ 3, 5 и 7, построенных на левом берегу Успенского оврага.

SadС благоустройством и застройкой улицы Войкова эти дома останутся на задворках, а от № 3 пойдут номера 9, 11, 13, 11 а - объединив два корпуса больницы с поликлиникой коридорами, 11г - недавно возведённая аптека, 13а, 15. И сейчас территорию больничного комплекса на пересечении улиц Войкова и Казанской можно отнести к одному из самых благоустроенных уголков города.

А если учесть, что начинается снос старого жилого фонда и возведение нового микрорайона «Новая Слобода» на 190000 кв.метров в районе улицы Крылова, соединяющей улицу Юбилейная с улицей Войкова по соседству с больницей, то как знать…

Может недалёк тот день, когда и на Штапу от ЦГБ до Воскресенского монастыря может родиться новая парковая зона, наподобие Владимирского Патриаршего сада, как дань былой славе Мурому с цветущими садами, да и обитатели больниц с роддомом больше от цветущих и плодоносящих деревьев позитивных эмоций получат.

 

 

Информация к.и.н.Чернышёва В.Я. и из открытых источников. Фото автора, В.Бондарева, М.Уваровой и из открытых источников
Иван Васильевич Костин

 

PS. Волей случая на Наполной стороне, вместе с торговыми точками, учебными заведениями, детсадами и больницей в шаговой доступности друг от друга расположились роддом и кладбище. Но в любой случайности есть элементы закономерности. А может это знак свыше потомкам, чтобы не забывали своих корней, истории своего рода, своей родины? Конечно не все герои многочисленных сражений вернулись в родные края, но в XIX веке на защиту Отечества уходили они отсюда, с этого островка, который сегодня мы называем Штап.

Roddom1Napolnoe

Napolnoe 2Roddom 2.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ФОТО Роддом и Напольное кладбище

]]>
kostin_ivan_vasilevich@mail.ru (КИВ) Отдыхаем всей семьей Sun, 17 May 2015 13:05:03 +0000